На главную страницу

Замок ружья, изготовленного в мастерской НусбаумаРубеж XIX-XX веков был временем становления Угличского музея, начала формирования его коллекций. Именно в тот период в музей поступают предметы, составившие основу собрания, надолго определившие характерные особенности. По словам автора брошюры «Музей древностей во дворце Св. Царевича Димитрия в Угличе» Климента Петровича Мухина, вскоре после открытия в 1892 году «начался обильный приток в музей из разных местностей края разнообразных памятников старины, усердно жертвуемых в сознании ценности их для музея… Вклады притекали как от частных лиц, так и от местных учреждений и обществ».

В числе жертвователей выступали многие угличане, а помимо них, немало известных высокопоставленных особ: великий князь Сергей Александрович и его супруга Елизавета Фёдоровна, ярославский губернатор и председатель комитета музея Б.В. Штюрмер, один из основателей Ростовского музея И.А. Шляков и другие. Но при этом отмечалось, что возможности приобретения крайне ограничены. В начальный период «было только два случая, когда расход на приобретение предметов старины достиг сотен рублей». Одним из примеров явилась «коллекция оружия, хранившаяся в одном из старинных имений края (израсходовано около 500 р.)».

Бундель- револьвер капсюльный четырёхствольный системы Лефоше. Сер. XIX в.На территории Угличского края одним из наиболее примечательных мест являлось сельцо Шишкино. Старинная дворянская усадьба, которой преемственно владели представители древних и славных родов – Опочинины и Тучковы. В XVIII-XIX столетиях выходцы из этих дворянских родов достигли высоких военных чинов, занимали значительные государственные должности, были приближёнными императоров. Их заслуги, участие во многих событиях государственной важности и славных сражениях едва ли возможно перечислить.

Известны подвиги генералов братьев Тучковых во время Отечественной войны 1812 года. Фёдор Петрович Опочинин (действительный тайный советник, обер-гофмейстер и адъютант великого князя Константина Павловича) участвовал в сражениях при Аустерлице, Гейльсберге и Фридланде. В 1807 году женился на дочери фельдмаршала Михаила Илларионовича Кутузова – Дарье Михайловне. Их сын Константин Фёдорович унаследовал петербургское имение деда. После кончины К.Ф. Опочинина в 1848 году его вдова Вера Ивановна (урождённая Скобелева) переехала с детьми в провинциальное имение Шишкино. Тогда были перевезены на Угличскую землю многие семейные реликвии.

Как Данилов с Угличем побраталсяВышел наконец в свет 31-й номер журнала «Углече Поле», целиком посвящённый Данилову. Поздравляю нас всех с этим событием, поистине замечательным!

Я тут сподобился дважды напечататься. Сначала главный редактор Алексей Суслов хотел в интервью выпытать у меня чего-нибудь эдакого, но я стойко держался; слезу, правда, обронил, а всего, что знал, не выболтал… Про двух же таинственных даниловских персонажей – святого Илью и раскольника Капитона – я сам заметку в журнал предложил: мне они оба всегда интересны… Так я оказался явно в недурной компании тех авторов, для кого Данилов – не просто точка на глобусе. Плечо к плечу – мы тут под обложкой рядом и можем друг о друге судить-рядить, можем о многом судачить.

Особую ценность этого углече-даниловского номера вижу я в том, как ярко и наглядно представляет он очевидную, но долгие годы не доходившую многим мысль: наша тысячелетняя Русь едина: что до 1917 года, что после, что теперь. И советские 70 лет, кажется, попустил Господь, чтобы испытать нас – выдюжим ли?.. А сегодня мы с душевным волнением рассматриваем снимки и горушенских монахинь, и Гагарина с нашим земляком-поэтом.

Посмотрите ещё, какой чудный самоварный завод Пушковых – 2 тысячи самоваров в год и тысяча медных кофейников – работал в Данилове (очерк Дмитрия Андреева). И вроде прав насмешник Трефолев: «даниловцы-самоварники»… Помню, у меня в доме было послушание: «ставить самовар» – угли или сосновые шишки с Горушки, лучина для розжига, вода из колодца… А потом драить его бока тёртым кирпичом до зеркального блеска.

Коллектив терапевтического отделения возле старого здания на набережной до переезда ЦРБ на улицу СевернуюМне, как коренной угличанке и старожилу Углича, хотелось бы дополнить статью в газете «Угличанин» «Нам вместе 300 лет» (№ 50 (203) от 19 декабря 2018 года). Мы не можем писать историю, опуская или игнорируя важные факты.

Итак, когда закончился период руководства больницей А.А. Знаменским, главврачом ЦРБ города Углича стал Виталий Афанасьевич Бронников. В течение 17 лет он совмещал руководство ЦРБ и практику врача-стоматолога, причём высококвалифицированного врача, успевшего поработать и в новой стоматологии. А тогда, в 60-70-е годы, кабинет главврача находился на первом этаже «деревянной» терапии, а рядом располагался зубоврачебный кабинет. На первом же этаже, также слева, была биохимическая лаборатория. Правую половину здания терапии занимало неврологическое отделение (первый этаж).

Торговые ряды на Казанской площади, где размещалась гостиница «Китай» П.М. Сурина.Продолжим начатый в предыдущем номере обзор истории местных питейных заведений. Можно отметить, что это нейтрально-благозвучное название было введено в 1746 году, заменив «кабак», излишне ассоциировавшийся с разгулом и пьянством. Попытки переименования предпринимались и в середине XVII столетия, и в том же XVIII, но кружечные дворы и питейные дома не меняли основной сути и всех мрачных последствий.

Продолжала сохраняться государственная винная монополия. Периодически право производства и сбыта хмельных напитков отдавалось на откуп. Начиная с 1767 года вводится постоянная откупная система, ставшая важной и постоянно возраставшей статьёй дохода государства, а равно одним из лучших способов личного обогащения. На винном откупе создавались крупнейшие купеческие капиталы. Не брезговали им и виднейшие аристократические роды.

Кабаки и кружечные дворыРазличные питейные заведения с давних пор занимали важное место в жизни горожан. Они могли являться местом общения, встреч, обсуждения деловых вопросов, но их социальное и экономическое значение было значительно глубже и весомее. Попробуем коснуться некоторых эпизодов этой небезынтересной стороны жизни прошлого.

Традиционно приготовление различных хмельных напитков (медов, пива) являлось домашним делом, но со стороны общества и правительства осуществлялся контроль – дозволялось их изготавливать только в праздники и для своих личных потребностей. В особенности это касалось винокурения – изготовления хлебного вина, как прежде именовали водку. Это дело являлось чрезвычайно выгодным, поэтому уже на раннем этапе было взято под контроль государства. При великом князе Иване III при изготовлении хлебного вина для домашних нужд полагалось платить явочную пошлину и держать его не более нескольких дней. Иначе следовало изъятие. Примерно с середины – второй половины XVI века государство полностью монополизировало производство хмельных напитков. Простому населению запрещалось их приготовление. В городах и сельской местности создавались кабаки, которые отныне становились единственным местом производства и реализации.

Чертеж земли Пелымского города. Чертёжная книга Сибири, составленная тобольским сыном боярским Семеном Ремезовым, нач. XVIII в., фрагментС этих обнадёживающих строк одного из лучших программных стихотворений Андрея Углицких началась его творческая встреча с угличанами 2 февраля в Красной гостиной кремля.

А было это так… «15 мая 1591 года в день субботний на шестой неделе по Пасхе…» Да, вы не ошиблись! Эта встреча вновь и вновь заставила угличан вспомнить о загадочной, овеянной многочисленными легендами, преданиями и версиями, гибели малолетнего царевича Димитрия. События этого судьбоносного дня явились прологом Смутного времени и началом тяжких испытаний, выпавших на долю угличан.

Андрей Клавдиевич Углицких является их потомком! Семейное предание гласит «…что давным-давно жил-де царь Фёдор, что убили в городе Угличе младшего братика его - царевича-мальчика, по имени Димитрий. Что разгневанные угличане самосудно казнили убийц. Что горожан тех оклеветали-де, перед царём Фёдором, который и повелел в наказание сослать их за Уральский камень. Что после отбытия немилости ссыльные остались на Урале, на Вишере, основав поселение свое, названное ими в честь царя Фёдора – деревней Федорцовой, из которой все мы, Углицких, и происходим…»

Оклад Евангелия, поступившего из Леонтьевской церкви. 1790 г.Продолжаем обзор новой экспозиции прикладного искусства в галерее «Под благодатным покровом», вызвавший большой интерес у читателей. Помимо ранее описанных предметов старинной церковной утвари, происходящих из Алексеевского монастыря, в экспозиции представлено множество других интересных памятников – замечательных произведений ювелирного искусства, драгоценных реликвий прошлого.

Наряду с вкладом князя Ф.И. Мстиславского одним из наиболее ценных и уникальных в собрании Угличского музея является вклад ростовского митрополита Ионы Сысоевича в Воскресенский монастырь. До наших дней сохранились напрестольный крест 1676 года, потир 1679 года, а также две звездицы и копие. Впервые в полном составе они представлены в экспозиции.

Изысканностью и совершенством форм привлекает внимание священный евхаристический сосуд – потир. Предмет состоит из полусферической чаши и вытянутого поддона с витыми ложчатыми выступами. На их стыке расположено богато орнаментированное яблоко. Аналогичные гравированные и чеканные орнаменты покрывают другие части основания. С ним контрастируют гладкие поверхности чаши с размещёнными в круглых клеймах гравированными изображениями Голгофского креста и «Деисуса» (обращённых в молении к Спасителю Иоанна Предтечи и Богоматери). По верхнему краю проходит узорная надпись вязью – канонический текст из Евангелия от Матфея, сообщающий о предназначении чаши: «Пиiте от нея вси: сия есть кровь моя, Новаго Завета, яже за вы и за многия изливаемая во оставление греховъ». На нижней кромке поддона размещена узкая полоса вкладной надписи: «Лета 7187 (1679) года сделаны сии священныя сосуды тщанием и радением преосвященнаго Ионы, митрополита Ростовскаго и Ярославскаго, в монастырь Воскресения Христова, что на Углече».

Новая книгаВ издательстве «Версты» в декабре минувшего года увидела свет новая книга известного в Угличе врача и краеведа В.Г. Курочкина. В библиотеке имени И.З. Сурикова на заседании Угличского краеведческого общества состоялась её презентация.

Новая книга состоит из двух томов и называется «Углич революционный». Она посвящена 100-летию установления советской власти в Угличе и 90-летию со дня рождения отца автора – Германа Михайловича Курочкина, бывшего директора архива, экскурсовода и краеведа. К 50-летию советской власти в Угличе он по заданию ГК КПСС опубликовал в районной газете свои многочисленные статьи о революционных событиях в нашем городе и уезде. В течение года автор в свободное от основной работы время изучал в библиотеке Угличского музея и редакции районной газеты подшивки газет с 1964 по 2006 годы, нашёл все статьи отца и других авторов о революционных событиях. В написании книги использовались также рукописи этих статей. Оказалось, что многие статьи директора архива в газете выходили в сокращённом варианте. В книге же все материалы впервые опубликованы в полном объёме, а некоторые никогда ранее не публиковались, например, «Хроника политической и культурной жизни в Угличе в 1919 году», «Установление советской власти в Большом Селе».

Капитель колонны южного портала Спасо-Преображенского собора. Нач. XVIII в.Многие угличане, наверное, заметили, как в осенние месяцы преобразилась территория около Филипповского моста. Перед фасадом галереи «Под благодатным покровом», обращённым к Каменному ручью, была сооружена изящная лестница с металлическими перилами и вымощенными плиткой площадками. Местность приобрела стильное оформление, подобающее городскому центру и одному из наиболее заметных зданий.

Перечисленные изменения не случайны – лестница служит входом в нижний зал галереи, где так же, как и на верхних этажах, размещается экспозиция. Так организуется отдельный удобный вход в музейное пространство, которое со временем может стать одним из наиболее интересных туристических объектов. Все возможности для этого существуют. Первым и наиболее значимым фактором является само помещение, имеющее оригинальный и колоритный облик.