На главную страницу

Опарин – учёный и человекЕщё в ХVIII-ХIХ столетиях среди угличских ремесленных цехов упоминается цех хлебный. Традиционно, как и фамилии представителей других мастерских (цехи шубный, сапожный – Скорняковы, Кожевниковы, Овчинниковы, Меховы, Сапожниковы, серебряного дела – Серебренниковы и пр.), в хлебном Калашниковы и Опарины были непременно. Древние корни фамилии стали неслучайными в жизни знаменитого потомка – Александра Ивановича Опарина.

Фамилия Опарин у угличан на слуху – улица, названная именем академика, находится в центре города. Особенно много по этой улице проходит молодых людей, студентов педагогического колледжа, – дом семьи Опариных через дорогу. Но много ли знают угличане, молодые и зрелые, о своём знаменитом земляке? Большинство в лучшем случае вспомнят, что Александр Иванович – академик, большой учёный, кто-то даже ответит, какие открытия он совершил. Но, к сожалению, часто мы не очень любопытны, как данное воспринимая факт рождения в нашем городе крупнейшего учёного. Много делает редакция газеты «Угличанин», публикуя интереснейшие материалы об Опарине. Перед предстоящим юбилеем хочется снова привлечь внимание к жизни, деятельности Александра Ивановича Опарина, рассказать о нём как о ярком, разностороннем человеке, о том, каким его знали коллеги, друзья, оставившие замечательные воспоминания.

Блокадница Екатерина Большакова, уроженка деревни МелентьевоСвою тётушку – Екатерину Семёновну, урождённую Большакову (в замужестве Афонасьеву) – я знал очень мало. Бабушка Мария Михайловна рассказывала, что Катя всю блокаду находилась в Ленинграде. Когда началась война, ей было 22 года, у неё была уже своя семья: муж и трёхлетний сын Боря. Мужа призвали на фронт, и он почти сразу погиб, а сынишка был тяжело ранен. Во время обстрела ему оторвало ножку, и в больнице врачи не смогли его спасти.

С октября 1941 года Екатерина Семёновна вместе с другими, в основном женщинами, строила пирс-причал для приёма барж на берегу Ладожского озера, так как старый причал оказался совсем рядом с фронтом, и его постоянно обстреливали немцы. Кроме того, ими строились подъездная дорога и складские помещения. Зимой приходилось постоянно расчищать дорогу от снега. Потом Екатерина сопровождала грузы на машинах, а поскольку были случаи мародёрства, то при себе всегда имела оружие.

Когда прорвали блокаду, то Екатерину Семёновну мобилизовали на прокладку железной дороги и подъездных путей до Ленинграда. Ей приходилось укладывать шпалы, таскать со всеми вместе рельсы. А когда пошли поезда, её взяли кондуктором. Она была старшим кондуктором и отвечала за весь состав. Приходилось зимой сидеть и на «тормозе» на открытой площадке. Рассказывала, что промерзала до костей. Немцы постоянно бомбили и обстреливали, и потому эти поездки были очень рискованными. Однажды состав, в котором ехала Катя, подвергся усиленной бомбёжке. Было разбито несколько вагонов, повреждён паровоз. Среди сопровождающих были убитые и раненые. Екатерина тоже была ранена несколькими осколками, после этого она потом долго лежала в медсанбате, но, когда подлечилась, стала опять доставлять грузы и оружие в Ленинград.

Наталью Серову – создателя кукол – больше знают за рубежом, чем в России

Они живут в США, Германии, Канаде, Англии, Израиле… Этот список можно продолжать и дальше. Но главное – кто они, столь востребованные взрослыми и детьми? Всё просто – игрушки! Игрушки, сделанные с такой любовью, что не могут никого оставить равнодушным, вызывают эмоции и, что удивительно, сами могут эти эмоции изображать. Их автор – бывшая сотрудница нашей газеты «Угличанин» Наталья Серова. Уйдя в декретный отпуск, через пять лет она вернулась к нам не только с подросшей дочкой Женей, но и признанным автором и мастером игрушек в серьёзном мире коллекционеров. Через несколько месяцев поняв, что журналистика для неё уже не так интересна, как ранее, окончательно ушла в мир иного творчества, при этом дав нам своё первое интервью.

– С чего началось ваше хобби?

– Я очень любила лепить из глины и пластилина в детстве, а потом, уже став взрослой, интересовалась самыми разными видами рукоделия, но чисто для себя – приятно что-то делать собственными руками. А игрушки из меха и полимерной глины впервые начала делать для дочки.

Олег Ляховой – наш угличский Дед Мороз со стажем почти в 50 летДед Мороз – в России, безусловно, национальное достояние. А главный Дед Мороз – главное достояние страны. Поэтому люди, которые в разные годы занимали новогодний «ледяной трон», не могут не вызывать интереса.

В нашем городе бессменным Дедом Морозом пятьдесят лет подряд был Олег Ляховой. Впервые он облачился в шубу и взял в руки мешок на стыке 1969 и 1970 годов в клубе «Октябрь». Там действовал народный театр. Организацией новогодних утренников для детей занимался заместитель режиссёра Б.Г. Ионсен. Он и предложил Олегу сыграть роль Деда Мороза, хотя артистом тот не был. В то время он был худым молодым человеком, только что вернувшимся из армии. Для того, чтобы казаться солидным, ему приходилось под шубу надевать фуфайку.

У каждого свои чудесаДля моего поколения – людей, родившихся в Советском Союзе в конце пятидесятых – начале семидесятых, Новый год был праздником особенным, практически единственным без субботников и демонстраций, семейным, личным и даже интимным.

Праздновали по-разному. Кто-то в компании с друзьями, а кто-то в семейном кругу. Выпивали шампанское под бой Кремлёвских курантов из телевизора, и начиналось застолье. Ну, а потом кто-то выпивал ещё традиционные «сто грамм» и усаживался смотреть «Голубой огонёк», а другие вставали из-за стола и выходили на улицу. Шли гулять по ночному городу, мимо ёлок, установленных на всех площадях. Там можно было повеселиться, потанцевать, поводить хороводы, встретить знакомых. Некоторые так и гуляли до утра. Ёлка в Угличе ставилась у проходной часового завода, и для часовщиков это была главная ёлка. Именно сюда приезжали артисты из Дворца культуры в новогоднюю ночь и поздравляли всех собравшихся с только что наступившим Новым годом. Скромнее была ёлка в центре города. Своя лесная красавица наряжалась для работников механического завода возле проходной.

На выставке шляп в Доме дружбы. Александр Петров в центре. Фото 2011 г.Замелькали юбилеи среди художников: кому-то – 60, кому-то – 70, а на днях своё 65-летие отметил Александр Петров – известный график и живописец. Причём известен он не только в Угличе, но и далеко за его пределами. Его работы неоднократно выставлялись даже в Италии и Германии. Он стоял у истоков создания творческого объединения угличских художников и в сложные 90-е – угличских художественно-производственных мастерских. Без него в Доме художников не принимается ни одно важное решение. А друзья знают, что Петров – это то плечо, на которое можно опереться в любую минуту.

В середине 70-х Александр Петров приехал к нам в Углич по распределению после окончания Ярославского художественного училища. Молодой художник несколько лет проработал тогда в детской художественной школе, прививая любовь к прекрасному юным живописцам, делился с ними своим опытом, ходил на пленэры, вкладывал в юные дарования частицу своей души. И если не все его ученики стали в дальнейшем профессиональными художниками, то всё равно выросли гармоничными личностями.

Анне Платоновне Колбасовой 31 октября исполнилось 90 летУчитель – не просто профессия, а судьба, призвание, творчество. Быть учителем – значит, посвящать всю свою жизнь детям и работе. К сожалению, далеко не каждый, кто преподаёт в школе, обладает такой способностью к самоотдаче, талантом и терпением. Но те, кто имеет эти качества, проносит их сквозь всю жизнь, оставляя след в сердцах сотен учеников, формируя целое поколение граждан. Именно такой Учитель – Анна Платоновна Колбасова, долгие годы работавшая в угличской базовой школе. На днях она отметила своё 90-летие!

Анна Колбасова из Костромы, там она родилась, вышла замуж, там появился на свет горячо любимый сын. И именно в Костроме началась её педагогическая деятельность. После окончания десятилетки Аня более пяти лет работала старшей пионервожатой. Ей очень хотелось быть учителем, но десять классов образования не позволяли…

И однажды в газете Анна увидела объявление о том, что Угличский педагогический техникум объявляет набор учащихся на специальность «учитель начальных классов». Профессию можно было получить всего за два года. Конечно, Анна загорелась этой возможностью. И, так как на тот момент с работой в родном городе было плохо, а мечта звала, семья её поддержала. Они переехали в Углич.

Училась Аня прекрасно, только на «5». Говорит, что причина этого – уже имевшийся на тот момент богатый опыт работы с детьми. Мы, однако, уверены, что без таланта и страстного желания стать преподавателем не было бы этой отличной успеваемости.

Алевтина Крутецкая в комсомольские годы работала в газете «Авангард»Я, Алевтина Ивановна Крутецкая (Кочкина), – воспитанница угличского комсомола. Была членом горкома комсомола с 1963 по 1978 год. Училась на факультете журналистики МГУ им. Ломоносова. Член Союза журналистов России. Общий стаж в журналистике более пятидесяти лет. Работала в изданиях Углича, Ярославля и Ярославской области, публиковалась во всероссийских газетах.

Моя жизнь в угличской газете «Авангард» – песчинка времени, всего 15 лет. Но для меня они дороги и очень важны. «Как молоды мы были, как страстно мы любили, как верили в себя» – эти строки про нас, тех, кто работал в комсомоле в шестидесятые и семидесятые годы уже прошлого столетия. Пусть их сейчас называют застойными. Но мы жили на полную катушку, страдали, боролись, критиковали, отстаивали своё мнение.

Журналисты активно участвовали в общественной и политической жизни города. Я была членом пленума райкома комсомола. И, когда шла или ехала по заданию редакции, выполняла и комсомольские поручения. Помню, в середине 60-х на бюро райкома комсомола поручили мне собрать членские взносы с комсомольцев колхоза им. Ленина. До Улеймы меня довёз автобус, а дальше десять километров пешком по лесу, без попутчиков. Я шла и не думала о страхе. Я верила в себя. Знала, что надо успеть до темноты. Лес, поле, перелесок, деревня невдалеке, снова лес, опять поле. На окраине Нефедьева меня встретили собаки громким лаем. Стая упорных дворняжек не пускала меня на деревенскую улицу. Вышел молодой мужчина, собак прогнал, спросил, кто я такая.

Полярник Иван КопусовВ 2019 году исполняется 85 лет с момента спасения челюскинской экспедиции. Освещение прессой жизни на льдине лагеря Шмидта в 30-е годы ХХ века кто-то даже смело назвал предтечей современных реалити-шоу. Между тем эти люди выполняли серьёзную государственную задачу: энтузиастам-полярникам предстояло доказать всему миру, что по Северному морскому пути на Дальний Восток могут идти караваны судов. Но этот путь надо было прорубить во льдах и оснастить метео- и радиостанциями, портами и населёнными пунктами.

Напомню читателям, что 21 февраля текущего года в газете «Угличанин» (№ 7(160) была напечатана моя статья «В экипаже «Челюскина» был угличанин». В ней рассказывалось о жизни и деятельности нашего земляка из деревни Подол на Волге, родившегося в 1904 году, – Ивана Алексеевича Копусова. (Левобережье Угличского района, бывший колхоз «Ударник» (д. Шубино). В настоящее время это место относится к Отрадновскому сельскому поселению). Он был одним из первых комсомольцев, участвовал в революционных событиях в Петрограде, подавлении кронштадского мятежа, создании и работе первых комсомольских организаций. В 1930 году участвует в создании и организации института Арктики в Ленинграде. Принимал участие в полярных экспедициях – сначала на ледокольном пароходе «Александр Сибиряков» в 1932 году, а потом на пароходе «Челюскин» в 1933-1934 годах.

Стаж – полвекаБыть учителем – великий талант и великая ответственность. Каждый из нас, наверное, всегда хранит в памяти человека, вызвавшего безмерное уважение, заставившего поверить в себя, научившего чему-то важному и чему-то большему, чем школьная программа. Думаю, у многих угличан такой учитель – Тамара Григорьевна Осипова, преподаватель немецкого языка, практически всю жизнь проработавшая в угличской третьей школе.

Выбор профессии для юной Тамары был сложным. Да, учителем она всегда хотела быть, но металась между двумя специальностями – литература и иностранный язык. И то, и другое было одинаково любимо. Выбрала по жребию – немецкий язык. И в выборе своём ни разу не разочаровалась.

Впрочем, постигать педагогическую науку она пошла не сразу. В 1959 году по постановлению Правительства СССР для выпускников обязательной была производственная практика. Девочки отрабатывали два года на часовом заводе.

Уже после этого она и пришла в Ярославский государственный педагогический институт им. К.Д. Ушинского, блестяще сдав вступительные экзамены по профильным предметам. Годы обучения Тамара Григорьевна вспоминает с нежностью и благодарностью. Ответственная, талантливая девушка под руководством опытных педагогов быстро постигала знания, была бессменной старостой группы. Ей прочили большое научное будущее – готовили к аспирантуре. Но жизнь распорядилась иначе – на третьем курсе Тамаре пришлось перейти на заочную форму обучения, чтобы ухаживать за больной мамой в Угличе.