На главную страницу

И тогда создал Евгений «Кашалота»Начался туристический сезон для всех угличан, которые стремятся летом путешествовать, выбирая активные виды туризма, в которых много трудностей и романтики. Очень известный в Угличе заядлый турист с большим стажем Евгений Новиков всю жизнь путешествует с единомышленниками или на яхте (сделанной всегда собственными руками), или на байдарке, или на велосипеде. На этот раз он собирается спустить на воду новое своё произведение (по-другому не скажешь) – большую яхту, которую Евгений Михайлович конструировал сам многие годы, начав строительство судна ещё в девяностых годах. Но мечта всегда когда-нибудь сбывается, если ты полон решимости её осуществить.

Чтобы увидеть самодельное парусное судно, мы приехали в деревню Потопчино, где живёт увлечённый яхтсмен-конструктор. Хозяин провёл нас в ангар, где и находится его детище, теперь уже практически готовое к спуску на воду.

Сердечный поклон до землиВся наша страна готовится к славному юбилею – 74-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Как мало осталось в живых тех, кто в холод и зной, в пыли и грязи по разбитым или заснеженным дорогам прошагал пол-Европы, чтобы мы с вами жили, растили детей, внуков, правнуков, которые вправе ими гордиться.

Когда в 1970 году заселяли наш дом № 4 в микрорайоне Солнечном, почти в каждую квартиру въехал с семьёй ветеран Великой Отечественной. А на лестничных площадках, на стенах их квартир были нарисованы красные звёзды. Сейчас из них никого уже не осталось. Время неумолимо. Пока они были ещё живы, мне удалось со многими побеседовать и даже записать их рассказы. Но не все хотели вспоминать войну, принёсшую им столько горя и нечеловеческих мук, унижения пленом, а некоторых сделавшую навсегда инвалидами. О своих соседях – ветеранах Великой Отечественной войны я и хочу рассказать.

Конная тягаНаш отец, Геннадий Петрович Чепыгов, умер в 1968 году. В то время о войне почти не говорили, а сам он не любил о себе рассказывать. Как-то раз только и сказал, что это очень страшно, что был момент, когда он уже прощался с жизнью, когда их бомбили и бомба упала в нескольких метрах, но, к счастью, не взорвалась, тогда он и его товарищи сказали, что родились в рубашке.

В Красную Армию он был призван в 1942 году сразу по исполнении 18 лет. Войну начал на Западном фронте в 458-м стрелковом полку 78-й стрелковой дивизии в должности младшего ветеринарного фельдшера. В его обязанности входило обслуживать лошадей, проводить профилактические мероприятия, лечить раненых лошадей, то есть в условиях военного времени стараться как можно больше сохранить конный состав.

То немногое, что мы сегодня знаем об отце, взято из наградных документов через Интернет благодаря тому, что в 2007 году были рассекречены многие архивные документы Красной Армии и Военно-Морского флота за период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. К примеру, из приказа о награждении орденом Красной Звезды узнаём, что, когда под Ржевом шли ожесточённые бои, он «постоянно находясь на передовой линии, под огнём противника вывел с поля боя 50 раненых лошадей. Кроме того, доставлено с поля боя 20 лошадей. В районе деревни Николаевка в условиях чрезвычайно сложной боевой обстановки сумел вывести 10 лошадей. За время с 5.02.1943 года по 1.06.1943 ввел в строй, оказывая мед. помощь, 65 лошадей».

9 декабря 1950 г. – день бракосочетания Германа и Аграфены КурочкиныхМоя мать по паспорту именовалась Аграфеной Петровной, так как родилась 23 июня 1922 года, в день Аграфены Купальницы по народному календарю, но больные и сотрудники больницы звали её уважительно Агриппиной Петровной. Она была участником Великой Отечественной войны, работала всю жизнь медицинской сестрой. Трудовой стаж у неё был 57 лет. Военные годы и работа после войны по ликвидации эпидемий инфекционных заболеваний имели двойной стаж. Все называли её великой труженицей, она лечила и выхаживала тяжёлых больных. А умерла она на 69-м году жизни, в 1991 году, в первый раз за свою жизнь попав для лечения в больницу с нарушением ритма сердца. Умерла тихо – во время послеобеденного сна у неё остановилось сердце.

Начинала она свою трудовую деятельность на фронте. 22 июня 1941 года у неё был выпускной вечер. Окончила Сталиногорскую фельшерско-акушерскую школу по специальности «акушерка», должна была работать по распределению по самой мирной специальности, но на следующий день (в день её рождения, ей исполнилось 19 лет) её вызвали в военкомат и призвали в армию. Служила она палатной медицинской сестрой в военном госпитале под Тулой. Госпиталь располагался на территории крупной больницы (областной или железнодорожной). Раненые поступали ежедневно по железнодорожным путям, прямо с передовой. Бои были жаркие, город Тулу было приказано защищать насмерть, поэтому раненых было много.

Павел Николаевич и Александра Ивановна в день свадьбы 25 апреля 1949 г.«Что лучезарней, скажите мне люди, Пасхи в апреле?»

Марина Цветаева

Для наших родителей 70 лет назад это была, действительно, лучшая Пасха и в апреле, и в жизни, поскольку папина мама – А.И. Воронова, из старинного угличского рода Четвертухиных, человек глубоко верующий, – разрешила молодым бракосочетаться только в Пасху, 25 апреля 1949 года, и никак не раньше. Накануне жених, уже 36-летний, подарил невесте, 24-х лет от роду, два куска мыла, пару калош на ботинки и что-то вроде духов (тогда в Угличе это был страшный дефицит). Пусть станет стыдно тем, кто не понимает то послевоенное время и все трудности этого периода!

Свадьба Павла Николаевича и Александры Ивановны – наших будущих родителей – была, наверное, самой скромной в Угличе. Утром они расписались в ЗАГСе, а затем папа помог теперь уже официальной супруге перенести нехитрые пожитки в дом Четвертухиных на Ростовскую улицу (до свадьбы мама жила на квартире). Мамина квартирная хозяйка провожала их со слезами. Ей жаль было терять такую хорошую жиличку. Родители скромно отметили свой сердечный союз за пасхальным столом в большом зале четвертухинского дома вместе с бабушкой и её братом Сергеем Ивановичем Четвертухиным, который с шести лет заменял папе отца, умершего в Петрограде от тифа. Мамины родственники не смогли приехать на свадьбу из деревни из-за весенней распутицы.

Лидия Александровна СоловьёваНа днях ей исполнилось 93. Не юбилейная, конечно, дата. Но в таком возрасте нам, наверное, не стоит ждать каких-то символичных округлений, чтобы рассказать о человеке, чья судьба была неразрывно связана с Угличем. Лидия Александровна Соловьёва никогда не была на фронте, но стала участницей Великой Отечественной войны, в меткости стрельбы могла дать фору любому мужчине, а из обычных портянок мужа шила своим детям такие наряды, что завидовали все соседки… О жизнестойкости и жизнелюбии, которых так не хватает сегодня многим в современном мире, наш сегодняшний рассказ.

Третий год подряд, после серьёзного перелома в тазобедренной части, Лидия Александровна прикована к постели. Малоподвижный образ жизни хозяйку малогабаритной квартиры настолько угнетает, что она, собрав волю в кулак, заставляет себя всё же вставать и передвигаться. В былые-то времена, говорит, за день приходилось тысячу дел сделать.

Деревенская закалка

Ни деревни той, где родилась, ни сельсовета, где справку выдавали в 1926 году родителям о рождении Лидочки, нет давно. Лишь в её памяти да в документах сохранилась деревня Полюжье Терютинского сельсовета.

– Думаю, правильно, что детей тогда с раннего детства к труду приучали, – вспоминает Лидия Александровна. – Мне ещё и десяти лет не было, а мама меня уже брала с собой в поле лён полоть. Она звеньевой была, стахановкой. Мы, ребятишки, и воду из колодца носили, и дрова кололи, и со скотиной управлялись, и бельё в пруду полоскали. Всё нужно было своими руками делать. Лес вот даже чистили весной, нас гоняли собирать сучья в кучи. Сейчас этого никто не делает.

Жительница деревни Спасское Татьяна Смирнова написала первую в своей жизни книгу, и ей тут же предложили поучаствовать в литературном конкурсе «Подросток №»В библиотеке индустриально-педагогического колледжа состоялась встреча с интересным и творческим человеком – Татьяной Аркадьевной Смирновой, жительницей деревни Спасское Отрадновского сельского поселения. Пришла она к нам не с пустыми руками, а со своей только что увидевшей свет книгой «Я люблю тебя, жизнь», которая вышла пока небольшим тиражом – всего в сто экземпляров, но уже привлекла к себе внимание специалистов. Автору тут же предложили поучаствовать в литературном конкурсе «Подросток №», организаторами которого являются интернет-магазин «Лабиринт» и издательство «КомпасГид».

Татьяна Аркадьевна – мама, давшая жизнь девятерым детям. У неё шесть дочерей и три сына. Каких трудов ей это стоило, знает только она, впрочем, теперь уже и читатели, поскольку книга является автобиографичной. Жизнь у Татьяны была нелёгкой, семье пришлось пережить тяжёлые 90-е годы, когда для всех были актуальны вопросы, чем накормить детей, во что обуть и одеть. А она ещё умудрилась получить высшее образование в Ярославском педагогическом институте им. К.Д. Ушинского. На пороге её 60-летия книга появилась как своеобразный итог уже пройденному пути.

В Тайване – Цзинвен, а в России – ЗинаЧто мы знаем о Тайване? Что это остров в Тихом океане, что там живут тайваньцы, считающие себя независимыми от Китая, который всё же упорно записывает их страну в число своих провинций. Знаем, что там производится качественная электроника, в том числе известный бренд ноутбуков ACER. Кто бы мог подумать, что в Угличе, в кафе «Русская кухня», запросто можно повстречать девушку из Тайваня? Причём не в разгар сезона теплоходных круизов, а сейчас, в скучное безвременье.

Именно так произошло в прошлую субботу: девушка с экзотической внешностью мирно обедала в одиночестве, пока любопытство моё и моих друзей, с которыми пил чай за соседним столиком, не подтолкнуло узнать, кто она и откуда. Оказалось, что тайваньская девушка, которую зовут Цзинвен Лай (в русской версии почему-то Зина), приехала в Россию по обмену студентами. Уже три года гостья из Тайваня изучает русский язык в университете на родине и почти три с половиной месяца назад отправилась совершенствовать его в Московский институт лингвистики.

С 12-13-летнего возраста я каждое лето стал часто ходить за малиной. Собирал её по кустам, там, где сейчас находятся корпуса больницы на улице Северной. Утром наберу малины трёхлитровый бидончик и вечером такой же. Никто меня не заставлял это делать. Мне нравился процесс сбора вкусных ягод, да ещё я любил тот момент, когда меня похвалят как добытчика моя мама и бабушка, которые варили из малины варенье, готовили пироги и различные кисели, да и просто ели её. Все удивлялись моему старанию, моей привязанности к сбору этой ягоды.

Виктор Ерохин – заслуженный работник культуры РФ. 25 марта – День работников культурыБольшой и хороший человек Виктор Иванович Ерохин. С ним интересно всегда! Прочитал я о том, что в день юбилея ему на голову возложили лавровый венок, и рассмеялся: да, должно быть в каждом старом городе бывают такие случаи признания «патрицианства»…

Что к этому добавить? То, что такие люди в каждом городе по-своему единственны. Но! Но добавить-то как раз и есть чего. То, что всеобщее признание им, может быть, приносят не только высокая информированность и такая же увлечённость своим делом, но и удивительная незлобивость, которая свойственна немногим. Неистребимая доброжелательность таких людей способна удивлять и радовать, она тоже дар Божий, который по-своему драгоценен.

…А вот с Петром Вайлем я не вполне согласен. Многое (почти всё) в его суждениях признаю за бесспорную истину, а о гении места не согласен. В чём несогласие? А для меня Гений Места не персонифицируется в одном человеке, это явление глубже и всечеловечней. А один замечательный человек – это посланец (доверенное лицо!) Гения Места, или некий «лозоходец», безошибочно чувствующий главные точки очарования либо кремля, либо главной площади, либо всего города. То есть это Человек с ключами от города. (Но, может быть, мы с Вайлем говорим об одном и том же?)

Ах, мир краеведения позволяет узнать человека, работающего в нём, может быть, и особо полно. А порой и удивить способен. Что говорить, даже в этом круге людей весьма и весьма родинолюбивых и весьма уважительных друг к другу, иногда возникают столь яркие разномыслия, что они разводят хороших людей врозь. И порой на долгое время… А вот у Ерохина такое, кажется, никогда не проявлялось. Мягкая, необостряемая тактичность в подаче своей точки зрения меня всегда удивляла и будила во мне вполне добрую, но явную зависть. Я так не умею, я и всерьёз «размолвиться» могу…