Угличанин - Память

На главную страницу

Каталог фаберлик
Ремонтненский район

Самые новые шаблоны Joomla на нашем сайте.
Красивые Шаблоны Joomla 2.5
Игровые шаблоны DLE
Самая быстрая Диета

И.И. Антипаев с сыном Сергеем, фото 1965 г.Продолжение. Начало в № 50 газеты «Угличанин» от 20 декабря 2017 года

На сайте «Память народа» нашёл наградной лист своего отца Ивана Ивановича Антипаева, гвардии ефрейтора 257 Гвардейского, ордена Богдана Хмельницкого, зенитно-артиллерийского полка, в котором он представляется к награждению орденом Отечественной войны II степени. Суть подвига отца стала для меня полным откровением, так как ни мне, ни старшим брату и сестре подробности о войне он не рассказывал, как не рассказывал и матери.

Иван Антипаев был призван в ряды Советской Армии 11 августа 1942 года. Сразу на фронт: полевые лагеря под Москвой, возле Дмитрова, далее – Курская дуга с танковым боем под Прохоровкой, освобождение Варшавы, форсирование Вислы и Одера, штурм Берлина, служба там же до 27 февраля 1947 года. Из наград – орден Красной Звезды.

Война для нашей семьи – только слёзы. Чем измерить глубину душевной раны, нанесённой войной деревенскому парню, которая потом всю жизнь клокотала в его душе до самой смерти, не давая покоя ни его жене, ни детям? Эта «война», смешанная с вином, выгоняла меня с матерью в чужие дома на ночлег. Я мало что помню из своего раннего детства, а то, как я засыпаю на лавке в бане, а мама, стоя на коленях рядом с моей головой, прислоняет свою голову, помню. У отца периодически были «Курская дуга» или «штурм Берлина», и просто надо переждать, когда он отвоюется и уснёт. И такие недовоевавшие солдаты в нашем Заозерье были в большинстве семей. Мама пьяные выходки отца объясняла по-житейски просто: «Хороших перебили», видимо, вспоминая своих родных и двоюродных братьев Остудиных. А когда после его смерти мы, дети, простили ему наши детские страдания, мама посчитала это почти как предательство её.

И.И. Антипаев – гвардии ефрейтор, участник Курской дуги, освобождения Варшавы, штурма БерлинаЧто же не давало отцу покоя, мне стало понятно только теперь, уже повзрослевшему, – это смерть врагов, фашистов, убитых им лично. «В момент, когда пехота противника пошла в атаку на батарею, и личный состав из-за малого расстояния вынужден был уничтожать фашистских мерзавцев личным оружием, один из бронетранспортёров пытался прорваться по дороге через Ленганице на запад, тогда ефрейтор Антипаев в эту трудную минуту боя сам подскочил к пушке и под автоматным огнём противника, проявив находчивость, зарядил её, навёл на цель, сел за второго наводчика, палкой выжал педаль первого наводчика и, открыв огонь первой очередью, поджёг бронетранспортёр противника и уничтожил семь немецких солдат». Даже в официальном документе командир не мог скрыть личного отношения в солдатам вермахта. И каково слышать мне раскаяние «подставленного» русского пацана Коли с Уренгоя о невинных жертвах, умерших у нас в плену нацистских солдатах. Раскаяние в стенах Бундестага, том Берлине, при штурме которого погибли 72 тысячи русских. Погибли, чтобы поскорей закончить войну. Войну, которую, как свой позор, хотят поскорей позабыть немцы, и не только они, но и русские, воспитывающие и обучающие таких Коль, которые не слыхали, как поют песни войны, захлебываясь слезами, ветераны. «Враги сожгли родную хату. Убили всю его семью. Куда теперь идти Ивану? Куда нести печаль свою?» Как сигнал к эвакуации, эти стихи для нашей семьи означали, что в хате, кроме отца с его горем, места нет никому. Стихи как прививка от беспамятства.

Средства массовой информации наперебой кричат или даже вопят о переписывании истории Великой Отечественной. Переписывают её неблагодарные болгары, поляки, прибалты и уже украинцы. Сносят памятники героям. Вроде бы у нас с патриотизмом порядок, на стенах за спинами чиновников – фото президента, флажок на столе и фото родных в строю Бессмертного полка… Но вопросы есть и к нам, местным. К примеру, в списке памятников истории и культуры Ильинского поселения за Заозерьем числится памятник: могила летчика А.Т. Андрюшенко, хотя погибший на самом деле – Александр Тимофеевич Андрушко. Вроде бы пустяк, опечаточка, но пустяк, увы, тиражируется в другие документы. Нет у нас памятника Василию Александровичу Дорофееву, да что там памятника, таблички на его родовом доме нет. Нет планшета с историей героя, как в Угличе Н.А. Козлову, В.Г. Жолудеву, В.В. Шаркову, В.М. Голубеву на улицах их имён. В Улейме есть улица героя-улейминца А.В. Дерюгина. В Угличе – улица имени заозерца П.Н. Бахарева.

Б.А. Дорофеев – гвардии старшина, разведчик, полный кавалер ордена Славы, участник Парада Победы«Так кто же такой Василий Александрович Дорофеев?» – спросите вы. Да обычный гвардии старшина, разведчик, полный кавалер ордена Славы, участник Парада Победы. Напомню, в том параде 24 июня 1945 года принимали участие только 15 тысяч фронтовиков – лучшие из лучших. Хотя формально кавалер ордена Славы трёх степеней приравнивается к Герою Советского Союза, количественно их в 5-6 раз меньше. На весь бывший СССР – 2672 солдата. На Угличский район всего трое: Н.С. Лавров –прилукский, П.А. Красавин – воздвиженский и В.А. Дорофеев – заозерский. Памятник В.А. Дорофееву есть в Костроме на Алее Славы, где он захоронен. Есть мемориальная плита с его именем в Угличе. Нет только в Заозерье – селе, где возникла фамилия Дорофеевы от крестьянина по имени Дорофей, в селе, где он родился, где в 1929 году его 10-летним вместе со всей семьёй лишили прав и репрессировали… В Заозерье, куда он вернулся героем и стал учить сирот войны детского дома слесарному и токарному ремеслу. Может, уже тогда, в 60-х, когда он уезжал, по каким-то причинам из села и началась эта подгонка истории под «текущий момент»? «Мироед» и герой? (Обратите внимание на места призыва Героев и пробелы в их довоенных биографиях).

Спросить уже не у кого. Мамы, дружившей с его сестрой Верой, нет; отца, работавшего с ним в детском доме, нет; Николая Ивановича Малинникова, охотившегося с «Васей Дорофеевым», нет. Нет в нашем Заозерье и народного музея , хранившего о той войне память. Но есть люди, такие как Сергей Александрович Утенков, житель Москвы, патриот села, вернувший из небытия около 150 погибших заозерцев, которых не было на сельском обелиске и «оживививший» тех двухсот, что на нём уже были, в результате издания Книги Памяти погибших и продолжающий работу по изданию Книги Памяти по вернувшимся с фронта живыми. Есть Алексей Викторович Кулагин, автор книг «В небе над Угличем» и «Герои Углича», в которых сохранена история военных событий, связанных с Угличским краем, в том числе с Заозерьем и с заозерцами. Есть заозерцы, свято верящие в возвращение исторической памяти своей малой родины.

Кстати, в Германии изданы мемуары каждого участника войны за государственный счёт, и уже с 1957 года им разрешено ношение наград, только без нацистской символики.

Сергей АНТИПАЕВ

«Угличанин» №1 (556) от 10.01.2018 года

You have no rights to post comments