На главную страницу

Каталог фаберлик
Ремонтненский район

Самые новые шаблоны Joomla на нашем сайте.
Красивые Шаблоны Joomla 2.5
Игровые шаблоны DLE
Самая быстрая Диета

Мои славные прадедушка и прабабушка…В нашей семье есть старый альбом с фотографиями. В альбоме много снимков моих родственников, но до послед­него времени я почти ничего о них не знал. Сегодня же с гордостью хочу рассказать о своих прабабушке и праде­душке, сражавшихся за По­беду!

Мой прадедушка по маминой линии, Павел Николаевич Дрынов, родился 20 сентября1907 года в селе Золоторучье Угличского райо­на. Окончив семилетку, он по­ступил в сельскохозяйственный техникум, и после его оконча­ния в 18 (!) лет его назначили председателем колхоза в Золо­торучье. Почему ему, молодому, поручили такой ответственный пост? Возможно потому, что грамотных людей на селе в то время было очень мало. Тру­дился мой прадед в этой долж­ности вполне успешно с 1925 по 1927 год, а затем переехал в Ленинград. Сделал он это, когда узнал, что церковь Ильи Пророка в Золоторучье будет разрушена, и понимал, что он, как председатель, не может не принимать в этом участие. Но не мог приложить руку к раз­рушению храма, так как его мать была очень религиозная. В Ленинграде прадедушка прожил до начала Великой Отечественной войны.

В ноябре 1941 года Павел Дрынов был призван в ряды Красной Армии, в 59-й Зенит­ный артполк. Воевал на Ле­нинградском фронте стрелком, а с октября 1942-го по февраль 1943 года – в 602-ом отдельном Зенитном полку. В феврале 1943 года в одном из боёв был тяжело ранен в ногу и конту­жен, после чего попал в эвако­госпиталь. Чуть подлечившись, прадед остался в этом госпитале помощником начальника про­довольственного снабжения, так как воевать больше не мог. Во время службы в госпитале был награждён орденом Крас­ной Звезды. Описание подвига, за который он получил эту на­граду, я нашёл на сайте «Подвиг народа». Вот что я узнал: «Тов. Дрынов П.Н. в своей работе ещё в эвакогоспитале в условиях блокады Ленинграда показал себя инициативным и энергич­ным работником. Работая на лесозаготовках по обеспечению госпиталя топливом, одно­временно с этим тов. Дрынов вёл работы по обеспечению госпиталя овощами. При дис­локации эвакогоспиталя тов. Дрынов добровольно уехал с эвакогоспиталем, где приложил много энергии и инициативы по обеспечению госпиталя жёст­ким инвентарём, чем ускорил развёртывание госпиталя».

Екатерина Павловна Каланди­на родилась 6 декабря 1921 года в деревне Устрека Мошенского района Новгородской области. Семья была большая, и детям приходилось работать. Катя в 1935 году закончила 7 классов и устроилась гувернанткой в богатую семью, ухаживала за детьми, а заработанные деньги отдавала матери. В 1938 году вместе с этой семьёй переехала в Ленинград, а ещё через два года, в 19 лет, устроилась на ткацкую фабрику. Там, в Ленинграде, и застала её война. Прабабушка оказалась в блокаде, но работу не бросила ни на один день.

Павел и Екатерина Дрыновы с сыном Владимиром и дочерью Людмилой (моей бабушкой)Было очень страшно. Постоян­ные налёты, бомбёжки, взрывы. А так хотелось жить. На город обрушился страшный голод. Обесценились деньги и драго­ценности. Эвакуация началась осенью 1941 года, но лишь в январе 1942 года появилась возможность вывозить людей, в основном женщин и детей, через Ладожское озеро по Дороге жиз­ни. В булочные были огромные очереди. Закончилось топливо, замёрзли водопроводные трубы – город остался без света и пи­тьевой воды. Ещё одной бедой для осаждённого города первой блокадной зимой стали крысы. Они не только уничтожали за­пасы еды, но и разносили все­возможные инфекции. Люди умирали, и их не успевали хоронить, трупы лежали прямо на улицах.

Страшнее всего, по воспоми­наниям прабабушки, был голод. С каждым месяцем ленин­градцы жили всё хуже. 20 ноября 1941 года в силу вступил приказ, что рабочим следовало получать 250 граммов хлеба, а всем остальным по 150 граммов. А если учесть, что в муку до­бавляли отруби, жмых, пыль, сметённую со стен складов, ле­беду и другие примеси, то хлеб получался очень тяжёлым, и кусочек хлеба в 150 граммов по­лучался по размеру чуть больше спичечного коробка.

Летом 1942 года прабабушка Катя пошла отоваривать хлеб­ные карточки свои и хозяйки, у которой снимала комнату, в очереди потеряла сознание от истощения, очнулась – ни хлеба, ни карточек. От отчая­нья не могла даже плакать, без карточек было не прожить. К счастью, добрые люди подобра­ли и отвезли в госпиталь. Но и в госпитале еды было очень мало. Из воспоминаний прабабушки Кати: «Вместо хлеба нам вы­давали папиросы «Беломорка­нал», затянешься, потеряешь сознание, и есть не надо». После выписки Екатерина Павловна вернулась на фабрику, где из-за дистрофии ей выдали билет на эвакуацию.

Из воспоминаний прабабуш­ки Кати: «Зима. Холод. Голод. Ночной переезд по Ладожскому озеру. Страшно до жути. Голову в плечи втянула и прислуши­ваюсь, не летят ли немецкие бомбардировщики. Умирать не хочется, домой еду. Потом эшелон до города Боровичи Нов­городской области. В автобусе молодой милиционер со слова­ми: «Садись, бабушка» уступил мне место. Я ответила: «Какая я бабушка, мне всего 22 года». Он посмотрел внимательно и сказал: «Вот что блокада де­лает, а я думаю, почему одних стариков эвакуируют?»

Когда Катя приехала в родную деревню Устрека, у неё не было сил добраться до дома, который находился на другой стороне большой деревни, и она зашла в дом крёстной. Крёстная послала за мамой, но велела ничего не говорить о приезде дочери. Ког­да мама пришла, дочери своей она не узнала, так как у той была сильная дистрофия. Перед ней сидела старушка. Только после того, как Катя заговорила, мама по голосу узнала родную дочь и со слезами бросилась её обнимать. Первое время есть Кате давали понемногу, иногда это её очень обижало, хотя она понимала, что много есть нель­зя – смертельно. Но Катя была молодая и быстро поправилась.

В ноябре 1943 года моя пра­бабушка была призвана в ряды Красной Армии. Сражалась с врагом на Ленинградском фронте, была пулемётчицей, воевала на Синявинских боло­тах, освобождала Ленинград от блокады. За проявленную в боях храбрость награждена медалями «За отвагу» и «За освобождение Ленинграда».

Осенью 1944 года в Польше была ранена, после ранения ко­миссована, но домой не поехала, осталась работать в госпитале по­варом, где и встретила своего бу­дущего мужа – Павла Дрынова.

В 1946 году оба были демобили­зованы из рядов Красной Армии.

Матвей ШЕВКИН, обучающийся краеведческого клуба «Алатырь» Дома детского творчества

«Угличанин» №18 (522) от 09.05.2017 года

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить