На главную страницу

Каталог фаберлик
Ремонтненский район

Самые новые шаблоны Joomla на нашем сайте.
Красивые Шаблоны Joomla 2.5
Игровые шаблоны DLE
Самая быстрая Диета

Экспонаты от М.Д. Львовой (Опариной) для Угличского историко- архитектурного и художественного музея принимает научный сотрудник Татьяна ЕрохинаМузей академика А.И. Опари­на на улице, носящей его имя, в доме, где он родился и вы­рос, в Угличе рано или поздно будет. Сам нынешний заме­ститель министра культуры нам это гарантировал, а людям государственным при­нято доверять. О легендарной личности ХХ века, внёсшей огромный вклад в развитие не только отечественной, но и мировой науки, написано мно­жество статей, книг, снят фильм… Собрать всё воедино и выстроить целостную экс­позицию предстоит будущим сотрудникам музея. В дар от близких родственников Алек­сандра Ивановича, окрылён­ных новостью, в Угличский историко-архитектурный и художественный музей, как копилку ценностей, про­должают поступать экспо­наты. Нам выпадает редкая возможность познакомиться ближе с представителями рода «угличских» Опариных, ныне живущих в Москве.

ПЛЕМЯННИЦА

К встрече Марина Дмитриевна, конечно же, готовилась. На столе и стоящих вокруг стульях извлечённые из шкафов релик­вии: альбомы с семейными фото­графиями, папки с бумагами, газетные и журнальные публи­кации, книги, документы… По огромному фото, где академик явно в приподнятом настроении, о чём свидетельствуют улыбка и смеющиеся глаза, дарственная подпись: «Дорогой Мариночке от любящего дяди. А. Опарин 30/VII 75 г.».

Марина Опарина с мамой Антониной Фёдоровной в послевоенном Ленинграде. Фото 1947 годаВпервые дядю она увидела в 1947 году, когда ей было 10 лет. На встречу с ним её взял с собой отец – Дмитрий Опарин, дво­юродный брат академика. Это была даже не встреча в привыч­ном понимании, а лекция в Доме политпросвещения на Литейном проспекте в Ленинграде. Народа, чтобы послушать А.И. Опарина, собралось очень много. О чём он говорил? Да о своей излюблен­ной теории происхождения жиз­ни на Земле. Когда родственники подошли к нему после доклада, он показался девочке просто огромным. Академик погладил её по голове, подарил большущее красное яблоко, о чём-то пого­ворил с отцом, а потом Марину опять вернули в школу, где уже все почему-то были в курсе, что Александр Иванович Опарин – их родственник.

– В те, советские времена было такое ощущение, что его знали все. Когда он шёл, перед ним народ расступался. И не потому, что он был как глыба – рослый, представительный, а это, скорее всего, было такое выражение почтения, – вспоминает Марина Дмитриевна.

И, словно в подтверждение сказанному, вдруг извлекается откуда-то из недр документов пропуск алого цвета на имя товарища Опарина Александра Ивановича для прохода на Крас­ную площадь на…. похороны Генералиссимуса Иосифа Вис­сарионовича Сталина.

Чего ни коснись – всё история. Круг общения академика был широк настолько, что его ждали и принимали во всём мире как самого дорогого гостя. А он, возвращаясь в Москву, всегда спешил на свою дачу в Мозжин­ке под Звенигородом, где, как рассказала Марина Дмитриевна, Александр Иванович разводил розы, сажал другие удивитель­ной красоты растения и деревья. Выяснилось, ещё в детстве в Угличе он увлёкся ботаникой, собирал гербарии, ставил простые опыты на растениях.

Марина с отцом Дмитрием Васильевичем Опариным. Фото 1938 года– Сейчас я вас чем-то удивлю, – внезапно заявляет племянница академика, развязывая большую папку. – Александр Иванович постоянно на даче вёл дневник наблюдений, и у него столько всего интересного, что я постоян­но перечитываю и даже чему-то учусь.

Более двух часов кряду мы разбирали домашний архив, слушали воспоминания Марины Дмитриевны, но периодически нас при этом прерывали теле­фонные звонки. Накануне Дня Победы её, как блокадницу, при­глашали на встречи…

В БЕССМЕРТНОМ ПОЛКУ

Ещё до Великой Отечественной все дети по Опаринской линии со стороны Василия Дмитриевича – родного брата отца Александра Ивановича – переехали в Ле­нинград. Основной целью было получить образование: Наталья закончила Ленинградский меди­цинский институт, Александра – библиотечный институт, Люд­мила – университет, Дмитрий – техникум (отца Марины Дми­триевны увлёк автомобильный транспорт).

Все 900 дней блокады Ленин­града они были в осаждённом городе. Марина, которая роди­лась в 1937 году, тоже. То, что выжили, считает чудом. Каждый из них был на волосок от смерти.

– Тётя Наташа работала в институте имени Бехтерева. (Сейчас это центр Всемирной Организации Здравоохранения по научным исследованиям и подготовке кадров в области психического здоровья – Прим. авт.). В период блокады он был оборудован как эвакогоспиталь, – рассказывает Марина Дми­триевна. – Но тётя работала в нём по своей специальности, как детский психиатр. Очень много детей сходили тогда с ума, но это закрытая информация… Тётя Шура копала траншеи, дежури­ла на крышах. Тётя Люда вместе с другими собирала по домам детей, сохраняла им жизнь. По­сле войны она стала директором школы № 73 на Петроградской стороне, работала там до пенсии. Отец трудился в автопарке № 1 на обслуживании машин, в том числе и тех, что приходили по Дороге жизни. Что помню я? Знаете, детская память очень избирательна. Мама мне рас­сказывала, что однажды, когда мы стояли в очереди с хлебными карточками, меня чуть не утащи­ли. Помню кашу, которую все называли «плевательная», пото­му что она была не из зёрен, а из плевел, то есть очисток от зерна. Папа называл меня «глиста», настолько я была тоща. Он взял меня на салют. Победный салют 1944 года в Ленинграде! Я смо­трела во все глаза, но мне было страшно, когда стреляли пушки. В 44-м я пошла в школу…

9 Мая, как все те, кто пойдёт в Бессмертном полку, Марина Дмитриевна возьмёт с собой портреты близких, обозначен­ные просто: «Семья Опариных, ленинградцев, переживших 900 дней блокады города Ленингра­да (1941-1944 гг.). Награждены медалями за оборону Ленин­града)».

СЕМЕЙНЫЕ ЛИНИИ

Наверное, нелишне напомнить, что академик А.И. Опарин в годы Великой Отечественной войны тоже не отсиживался в тылу, а его разработки в биохимии активно использовались для армии, кому-то даже спасали жизнь, о чём свидетельствуют многочисленные награды.

Но вернёмся к делам семейным. Две семейные линии угличских Опариных пересеклись в Москве в 60-е годы, когда Марина с му­жем и двумя сыновьями перееха­ла в столицу и стала трудиться по линии Всесоюзного Центрально­го Совета профсоюзов. Марина тогда стала частым гостем в доме и на даче академика. Фактически была с ним и его женой – Ниной Петровной – до конца.

Углич в разговорах, конечно, периодически всплывал. Во- первых, сам академик ездил на родину и выступал с лекциями во ВНИИМСе, а во-вторых, Ма­рина тоже по работе приезжала на одно из угличских предпри­ятий.

– Чем запомнился Углич? – переспросила Марина Дмитри­евна. – Ароматом клубники. Это, наверное, была как раз пора её созревания. И он, аромат, бук­вально витал над городом.

Время, проведённое в гостях у Марины Дмитриевны, пролетело стремительно. Мы лишь успели обозначить то, что Опарины в Ленинграде жили на улице Горохова, 64. В том самом доме, где была квартира Распутина. И мама – Антонина Фёдоровна Опарина – даже делилась свои­ми воспоминаниями в интервью для Би-Би-Си. А отец однажды пилил дрова с самим Сергеем Мироновичем Кировым. Дед по материнской линии, пройдя обу­чение во Франции и Англии, был шеф-поваром в Мариинском театре. У самой Марины Дми­триевны два сына, три внучки и правнучка. Но разве можно вот так, через запятую рассказывать о таких «вещах». Договорились о новой встрече.

Нина БЛОХИНА

Фото автора

«Угличанин» №17 (521) от 03.05.2017 года

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить