Угличанин - Завещание купца Кожевникова

На главную страницу

Каталог фаберлик
Ремонтненский район

Самые новые шаблоны Joomla на нашем сайте.
Красивые Шаблоны Joomla 2.5
Игровые шаблоны DLE
Самая быстрая Диета

Портрет купца Александра Васильевича Кожевникова. Неизвестный художник. 1807 г.В истории нашего города видное место занимает купечество, на протяжении столетий определявшее местную экономику. Торговля, производство, снабжение необходимыми товарами, строительство – далеко не полный перечень сфер, которыми напрямую занимались угличские купцы. В Угличе были известны многие значительные купцы – Зимины, Истомины, Буторины, Серебренниковы, Выжиловы, Хорхорины, Братцовы и другие, оставившие по себе память не только в экономике, но и в делах культуры, благотворительности. Построенные ими храмы, собственные дома, комплексы торговых рядов и заводов стали важным вкладом в формирование архитектурного облика города. Они финансировали работы живописцев, резчиков и других талантливых мастеров, созидавших замечательные художественные произведения.

На рубеже XVIII-XIX веков одним из известных купеческих родов Углича являлись Кожевниковы. Среди них наиболее памятен купец второй гильдии Александр Васильевич Кожевников, чей портрет, выполненный в 1807 году, находится в экспозиции Угличского музея. Кто «по добровольному усердствованию» и «собственным его и прочих дателей иждивением» в 1800-1802 годах отремонтировал наиболее известный исторический памятник Углича – дворец царевича Димитрия – и тем спас реликвию прошлого от верной гибели. Александр Васильевич был одним из инициаторов создания росписей Спасо-Преображенского собора, в чём поддержал брата Дмитрия Васильевича, являвшегося основным жертвователем.

Угличане посадские люди Кожевниковы известны с XVII века – в Писцовых книгах 16741676 годов значится проживавший в слободе за Троицким ручьём в приходе церкви Николы «на песках» Тимофей Вавилов сын, кожевник, по своему имущественному достатку числившийся «молотчим» человеком, что было вовсе неплохо для угличского посада, где преобладали бобыли и записные нищие. Он владел крупным участком земли и лавочным местом в Молочном ряду на торговой площади.

В Переписной ландратской книге 1717 года значится его сын – посадский человек Василий Тимофеев Кожевников, 47 лет, проживавший в 1-й Песоцкой сотне и занимавшийся кожевенным ремеслом. У него был сын Василий, трёх лет. Затем в Книге 2-й ревизии упоминается Василий Васильев Кожевников, 30 лет, и у него сын Александр, одного года. Это и был будущий купец Александр Васильевич Кожевников, родившийся в 1744 году.

Фото конца XIX векаПреемственное проживание их семьи в Песоцкой слободе не вызывает вопросов, поскольку в тех местах в древности в основном концентрировалось кожевенное производство, а фамилия Кожевниковых была одной из наиболее распространённых.

При введении генерального плана Углича 1784 года было предписано строить кожевенные и прочие заводы ниже по течению города. В результате новым промышленным районом становится Яново поле – местность в северной части города, за Селивановским ручьём. «12 апреля 1787 году купцу 2-й гильдии Александру Кожевникову было отведено место под строение завода на градской выгонной земле. В Топографическом описании Ярославской губернии 1803 года в числе девяти кожевенных заводов Углича значится 1-й, каменный, привилегированный, Александра Васильева сына Кожевникова, выстроенный в 1787 году по вновь конфирмованному на город Углич плану, – о пятидесяти чанах. На нем вырабатывались крепостными и вольнонаемными людьми дубным и зольным способом разные сорта кож (белые, чёрные, выростки, опойки), из мездры с оных вываривалось до 150 пудов клея». Общая сумма годового производства составляла 24 560 рублей. Этот завод, наряду с двумя другими, принадлежавшими братьям Андрею и Дмитрию, был крупнейшим в Угличе. Привилегированный статус давал право использовать на заводе крепостных работников и осуществлять государственные поставки.

Купец добился многого, но возраст заставлял задуматься о дальнейшей судьбе успешного дела и нажитого имущества. Достигнув семидесяти лет, он оформляет завещание. Поскольку разделение заводов между наследниками было запрещено законом и логически неудобно, основное движимое и недвижимое имущество, приписанные к заводу деревни и пустоши предоставлялись в единственное владение супруги Анны Алексеевны и старшего сына Григория Александровича Кожевниковых. Но, кроме них, были ещё внуки Николай, Алексей, Иван и невестка Марья Григорьева, оставшиеся после покойного сына Логина. Беспокоясь об их судьбе, Александр Васильевич в августе 1814 года составляет второе завещание.

Там глава семьи пишет: «чувствуя преклонность лет, сближающую к старости, сопровождаемой слабостию и болезнями, но ещё по благости Всемогущаго Господа Бога, имея ум и память неповреждённыя и желая, дабы между наследниками моими, как при жизни, так и по смерти моей, не произошло в рассуждении имения моего каких-либо распрей, недоразумений, а по присутственным местам просьб и самых тяжб, в отвращение оных, помня час смертный и день Страшнаго суда Божия, грядущаго для воздаяния каждому по делам его… за благо рассудился ныне жене моей Анне Алексеевне и сыну Григорью ко исполнению, а после покойнаго сына моего Логина детям, а моим внучатам Николаю, Алексею, Ивану и матери их, а моей невестке Марье Григорьевне, по сердоболию моему об них беспристрастно назначить и завещать к получению по кончине моей из святых икон, их внучат моих благословляю, а из серебра и капитала в награду определяю следующее».

Внуку Николаю он назначает икону «Отечество» с серебряными венцом и полями, серебряные бокал с крышкой, шесть ложек и капитал девять тысяч рублей. Внуку Алексею – икону Алексия Митрополита, также бокал, ложки, каменную лавку в Личном ряду с капиталом 5000 рублей и ещё сверх того наличных 3000 рублей. Внуку Ивану – икону Иоанна Богослова, бокал с чернью без крышки, пять чарок с рукоятками, также шесть ложек серебряных и сверх данной в торговлю тысячи ещё 7000 рублей. Невестке Марье Григорьевне – пятьсот рублей. Была ещё внучка Минодора, выданная замуж за купца И.И. Серебренникова, но, учитывая приданое, Александр Васильевич считал её уже награждённой в полной мере.

В дополнение к перечисленному, дабы наследники «не имея у себя дома… не ощущали во оном нужды» купец принимает на себя обязанность «если Господь Бог продлит жизнь мою и подкрепит силы, на имеющейся у них после отца их, а моего сына Логина земле выстроить им своим кочтом каменный завод и наверху для жительства дом. Буде же в жизнь мою исполнить сего не успею, по кончине моей получить им от жены и сына моего на построение оных из капиталу своего пятнадцать тысяч рублей. До того ж времени иметь им жительство, как и ныне, в собственном моём доме».

В завещании особенно подчёркивалось, что движимые и недвижимые имения «все единственно благоприобретенные, а не наследственные», т.е. заработаны им самим. Что основного капитала, предоставляемого по собственной воле супруге и сыну, никому не касаться.

Александр Васильевич успел осуществить все планы. 18 июля 1818 года внуки и невестка были введены во владение выстроенным на земле покойного родителя Логина Александровича, на Яновом поле в 55-м квартале, каменным кожевенным заводом и наверху для жительства домом, иконами и деньгами, которые лично от деда получили и с благодарностью приняли. Сам купец после распределения наследства прожил ещё пять лет – умер в 1823 году.

Как уже отмечалось, портрет А.В. Кожевникова сохранился до наших дней. На портрете изображён пожилой человек с суровыми чертами лица и тяжёлым взглядом. Он деятельно заботился о благополучии семьи, а кроме того, осознавал общественный долг. На рубеже XVIII-XIX столетий, когда практически отсутствовало представление об архитектурных и исторических памятниках, по собственной инициативе и на собственные значительные средства спас от разрушения древние княжеские палаты и сохранил их для потомков. Для нас это тем более актуально – обладая обширными научными знаниями и разработанными концепциями, наше общество допускает массовое разрушение и искажение исторической городской среды, которую следовало бы сохранять и оберегать. Не в этом ли заключается ещё одно завещание купца Кожевникова, оставившего нам достойный пример?

Евгений ЛИУКОНЕН

«Угличанин» №15 (570) от 18.04.2018 года

You have no rights to post comments