На главную страницу



Своё слово в импортозамещенииУгличский завод полимеров «Тубофлекс» успешно работает в Угличе с 2004 года. За его успехами газета следит и достаточно часто сообщает, как его производство развивается. В прошлом году, например, удивились, что руководство и учредители увеличили мощности, открыв новое производство лент капельного полива в Астрахани. Генеральный директор завода полимеров Николай Сорокин недавно принимал участие в инвестиционном форуме в Ярославле, чтобы в ходе его работы подписать соглашение о намерениях с Корпорацией развития Ярославской области. Нам показалось интересным выяснить, что он думает о том, какие меры нужно принимать, чтобы поддерживать конкуретноспособные ярославские предприятия.

– Николай Александрович, в Ярославской области с недавнего времени созданы территории опережающего развития. Предприятия, которые там открываются, имеют серьёзные льготы в течение пяти лет. Любопытно, каково ваше мнение по этому поводу?

– Не могу разобраться и понять. Территории опережающего развития: Тутаев, Гаврилов-Ям и Ростов. Тутаев – понятно. Это моногород. Но ведь и в Угличе, кстати, была градообразующая «Чайка». А два других города чем лучше остальных? Рассуждая практически: чиновники устремлены в поиски – ищут новых инвесторов. Но почему-то никто не вспоминает про инвесторов, которые работают давно. Мы, например, работаем с 2004 года. За это время вкладывали всю прибыль в развитие. И в Угличе не мы одни – есть предприятия, которые стабильно работают и развиваются, инвестируя в расширение производства с новой продукцией. Для сравнения, на территории опережающего развития, если вы инвестируете 10 миллионов в новое производство, то вам убирают налог на прибыль, сокращают проценты НДФЛ. Но ведь такое вложение для предпринимателя средней руки – это небольшой инвестиционный пакет. Причём, последствия непонятны – получится у вас развить предприятие или нет. На мой взгляд, чиновники устремлены на пиар. Никто не анализирует, что реально происходит. Форумы проходят, совещания, сессии, а какой конечный результат?

Мне кажется, нужно менять правила. Взять, к примеру, Сбербанк: они промониторили все предприятия Ярославской области и потом выбрали из них подходящие под их систему кредитования. Сбербанк говорит им: «Вы попали в пул. Мы вам в любое время без сбора документов под поручительство можем выдать кредит». Например, мне нужен кредит – пожалуйста! Проходит два дня, и дают кредит до восьмидесяти миллионов. Они всё знают о моём предприятии, его историю, его финансовое состояние, поэтому для банка риск минимален.

А тут, получается, сделали территории – три точки стали экономически развивающимися, а остальные что? Вот мы, например, развиваемся и инвестируем уже почти 15 лет, а за это время не получили абсолютно никаких преференций. Только медаль дали, как лучшему предприятию области в 2016 году.

На «Тубофлексе» изготавливается продукция, которая пользуется большим спросом за рубежомМне кажется, надо поступать по-другому, пользуясь примером Сбербанка: чиновник так же, пользуясь определёнными критериями, специально разработанными в правительстве области, должен рассмотреть все предприятия и проанализировать их хозяйственную деятельность. Далее – поделили предприятия по районам и закрепили за чиновниками их зону ответственности. Стабильных нормально работающих предприятий в Ярославской области достаточно, чтобы выбрать, кого стоит поддержать. Предприятия есть во всех районах: что в Тутаевском, что в Пошехонском, что в Угличском… Можно определиться и поддерживать на любом уровне. Не надо налог на прибыль совсем убирать. Хотя в территории опережающего развития его на пять лет отменили. Почему все туда стремятся? Потому что НДФЛ 7,6% вместо 33%, кроме этого, налог на имущество сокращён. А надо бы создавать условия, чтобы по всей области можно было работать.

Конечно, все как-то крутятся, но можно было бы усилия направить на те предприятия, которые уже работают и будут точно работать дальше. Им надо развиваться – так помогите им. Сделайте, например, так: предложите преференции для создания новых рабочих мест или для повышения среднего уровня заработной платы. С предпринимателем заключите договор, в котором чётко пропишите обязательства сторон. Не выполнит в течение установленного времени, то верни все преференции назад, плюс штрафные санкции. Предприниматель обязательно будет шевелиться, потому что ему надо двигаться вперёд. А, например, в территорию вошёл, там льготы на пять лет – можно расслабиться. Ты знаешь, что тебя никто не будет трогать. По-моему, нужно конкретно заключать договоры между хозяйствующими субъектами. Правительство – тоже такой субъект. Оно распределяет квоты, деньги. Договаривайтесь с хорошими предприятиями на конкурсной основе. Например, предложите кому-то уже себя хорошо зарекомендовавшему войти в Тутаев, пропишите, что нужно сделать и какая ответственность, в случае, если не выполнит.

– А вы могли бы наладить что-то новое на той же производственной площадке?

На «Ярославском Инвестиционном Форуме – 2018» 27 ноября генеральный директор Угличского завода полимеров Николай Сорокин подписал договор о намерениях и.о. генерального директора «Корпорации развития Ярославской области» Евгением Васильевым– Конечно! Мы и налаживаем. Например, в прошлом году мы создали новое производство, на котором работает двадцать человек. Производим термоэластопласты (это такая искусственная резина) – сырьё для производства уплотнителей ПВХ-окон, автомобильных ковриков, медицины, пищевой промышленности и многого другого. Учредители этого производства – молодые ребята из Санкт-Петербурга. И стоит отметить, что товарооборот за год уже приличный. В этом году из этого сырья мы наладили производство многослойных шлангов из термоластопласта. Что это за шланги? Старшее поколение прекрасно помнит резиновые шланги советского производства, которые служили годами и ничего им не делалось. Бывало, эти шланги всю зиму лежали под снегом и вместе с первыми подснежниками были готовы к эксплуатации. Так вот поливочные шланги ТЭП – воссозданный кавер того самого советского шланга, только с улучшенными характеристиками: надёжностью, прочностью и способностью работать при температурах до -30 градусов Цельсия. Они не переламываются, легче, долговечнее. Так вот, эти шланги за счёт продаж в крупнейшей сети «Le roi merlin» дали колоссальный рост.

В феврале будущего года открывается новая линия-трансформер по производству садовой трубки для полива садов, виноградников. Может работать на склоне в 60 градусов. Эта линия будет первой в России по производству данной продукции, и спрос на неё обязательно будет. Уже от кубинцев есть заказ. Если всё срастётся, будет много работы. Процентов десять от всего объёма выпускаемых трубок для полива.

– А на работе вашего завода сказываются санкции?

– Санкции на всех сказываются. Создают неудобства для работы с иностранными партнёрами. Например, китайские банки устраивают колоссальные проверки. Ищут тех, кто в санкционном списке, перепроверяют долго, поэтому деньги зачисляют только через три недели. С Европой тоже есть проблемы. Существует всё же какое-то предубеждение у западных партнёров. Итальянцы, например, когда всё началось, с подозрением к нам стали относиться, но недавно снова повернулись в нашу сторону. Сейчас с итальянскими партнёрами связи очень хорошие. Хотя в Европе негатив со стороны чиновников чувствуется. Со мной был недавно в командировке такой случай: я ехал из Швейцарии на поезде в Италию. На таможенном контроле, как только мой российский паспорт увидели, сразу стали делать досмотр вещей. Всё проверили. Я вёз детали для производства в небольшой коробочке, замотанной скотчем. Дотошный таможенник заставил открыть. Но, правда, потом извинился за своё чрезмерное рвение.

Возвращаясь к санкциям, скажу, что они всё же заставляют быстрее двигаться, на мозг давят. Частично я даже согласен, что они помогают проявлять смекалку.

– Ваша продукция продаётся не только в России?

– С самого начала мы работаем не только на российский рынок. Например, шланги для стиральных машин продаются по всему миру. Из трёх миллионов стиральных машин, которые производят в России за год, один уходит на экспорт, то есть один миллион сливных шлангов и один миллион заливных шлангов, произведённых в Угличе, расходится по всему земному шару. Мы работаем с мировыми производителями таких брендов, как Indesit, Candy, LG, Samsung и другие. В постсоветском пространстве наша продукция тоже представлена практически везде. Мы экспортируем в Белоруссию, Киргизию, Казахстан. Пытаемся выйти на рынок Узбекистана.

– Получается, в импортозамещении вы сказали своё слово?

На «Тубофлексе» работы хватает всем и рабочим и инженерно техническим работникам. Евгений Буров выполняет очередное задание– Когда мы начинали, в 2004 году, тогда звучало другое слово – инновации. Об импортозамещении речи не было. Мы за короткое время вытеснили с рынка китайцев и итальянцев. Чиновники приходили и говорили: «А у вас инновационный продукт?». Ну да, конечно, шланг для стиральной машины, если применительно к России, на то время был инновационный. Но в Европе он производился уже тридцать лет до этого. С 2013 года стало модным слово «импортозамещение». Когда спрашивают про это, отвечаю, что у нас всё, что мы делаем, – это импортозамещение, потому что до нас в России это никто не производил.

Сейчас появилось другое модное слово – это «экспортноориентированное» предприятие. Мы готовы продавать за рубеж больше. Но много проблем. Существуют всевозможные защитные барьеры европейского рынка, которые трудно преодолеть. Например, нашему итальянскому конкуренту «Рефлекс», чтобы поставлять на завод в Словении шланги, нужно проехать с продукцией всего 600 км, а нам 3600. Чтобы войти в Евросоюз, нам надо заплатить 6,5 процентов таможенной стоимости, а между Италией и Словенией нет пошлины. Вот и получается, что проигрываем в конкуренции. Сейчас мы хотим выйти на Арабские Эмираты, потому что аналогичная продукция на рынке там китайская и не очень хорошего качества. Надо учиться у китайцев продавать. Их в дверь выгонят, они в окно влезут, из окна попрут, они через трубу спустятся и скажут: «Что вы у нас не покупаете?». Мы так, к сожалению, не умеем. Мы пока учимся.

– Знаю, что в прошлом году у вас был спад продаж из-за дождливой погоды. А как в этом году успехи?

– Этот год был более успешным. Но нам нужно увеличивать производительность труда, поскольку она у нас довольно низкая. На это все усилия направим в следующем году. От этого зависит и повышение заработной платы. Можно увеличить производительность за счёт механизации. Когда-то придём и к роботам.

– Давайте помечтаем перед Новым годом, представим, что вам дали от государства грант на развитие. Что будете делать?

– Если предположить, что мне дают пакет инвестиций, то на предприятии откроем ещё одно производство. Начали бы делать, например, концевые детали, которые сейчас мы закупаем в Италии. Это дало бы нам большую экономию.

– Что пожелаете к Новому году нашим читателям?

– Пусть он принесет в каждый дом исключительно добро и счастье, удачу и здоровье. Пусть в новом году ваша жизнь улучшится во много раз.

Беседовал Алексей СУСЛОВ

«Угличанин» №50 (605) от 19.12.2018 года

You have no rights to post comments