На главную страницу

Каталог фаберлик
Ремонтненский район

Самые новые шаблоны Joomla на нашем сайте.
Красивые Шаблоны Joomla 2.5
Игровые шаблоны DLE
Самая быстрая Диета

В непривычном ракурсеСтарые фотографии Углича. Кто ни замирал от восхище­ния, рассматривая панораму города. Шпили колоколен, как ориентиры, церковные купо­ла, позволяющие понять, как же много было у нас храмов, каждый из которых был не­повторимой красоты. Улицы города с купеческими домами – Ярославская, Московская (ныне улица Ленина), Ро­стовская… Однако вместе с тем приходит и понимание того, как же много в минув­шем веке мы утратили, да и продолжаем эту «традицию» сейчас.

Елена Кораблёва старые фотографии Углича оценила как бывший пректировщик-дизай­нер. Она рассмотрела в них то, что простому человеку, сколь ни приглядывайся, может быть и незаметно. В результате появи­лась серия рисунков, в которых город предстал в непривычном ракурсе.

– Наш город, судя по старым фотографиям, был красивее даже Ярославля. Вы только представьте – панорама-то ка­кая! Ни в Рыбинске, ни в Суз­дале, ни в Ярославле нет такого, – комментирует уже рисунки Елена Константиновна. – Взять­ся за графическое изображение меня невольно заставило то, что я увидела у наших современ­ников – карта-панорама якобы старого Углича. В ней столько несоответствий и неграмотности! Возможно, это художественный вымысел, но мы ответственны перед будущим поколением, и лет через 100 их явная фальшь будет восприниматься как дан­ность.

Первый рисунок она сделала с Богоявленским монастырём, в котором на тот момент только-только начинались реставраци­онные работы, а перед глазами была фотография начала ХХ века, и ещё живы были те, у кого можно было уточнить какие-то моменты.

– Я начала с Богоявленско­го монастыря, потому что он меня будоражил. Мы в нём фактически жили в трёхэтаж­ном доме, но на фотографии я разглядела двухэтажный дом на пересечении улиц Ростовской и Сурикова. Крыша была вы­сокая и скатная. Фактически это сегодняшний третий этаж. Там, где четыре окна по фасаду Ростовской, раньше было шесть окон плюс дверь. И одна бабуш­ка старенькая рассказывала, что это был дом для паломников, и двери выходили на улицу, а не во двор монастыря. В келейном же здании, в котором сейчас пласти­ковые окна и многочисленные входы, раньше по Ростовской были только маленькие оконца-бойницы. Как рассказывала та же женщина, у монашек на эту сторону здания были кладовоч­ки, а вот окна келий выходили на монастырь. Человека как бы ограждали от мирской суеты. У монастырских стен, я рассмотре­ла на фотографиях, были контр- форсы – это такие наклонные укрепления стены. Они были с каким-то определённым шагом – метра два с половиной. И весь монастырь был как крепость. Очень жаль, что эти элементы не восстановили при реконструк­ции. Этот приём, кстати, был рас­пространён не только на Руси, но и во Франции, и в Германии, только там контрфорсы делались более высокими и ажурными.

Внимание даже к мельчайшим деталям старинных зданий у Елены Кораблёвой, как буду­щего проектировщика, приви­валось ещё со студенческой ска­мьи. По распределению попав в угличский отдел архитектуры в 1983 году, она предложила в одноликие белёные фасады вне­сти цвет, а вот белыми оставить только те элементы, которые являются настоящим украше­нием – пилястры, полуколонны, фронтоны, арки. Её услышали, чтобы убедиться в этом, до­статочно сегодня пройти по центральным улицам города. Но улучшать городскую среду, по её мнению, можно бесконечно.

– Я тут на некоторых рисун­ках не дорисовала, потому что здания за деревьями и кустар­ником. Надо ещё сказать, что все фотографии нам доказывают, что не было раньше в Угличе столько озеленения. Более того, вокруг культовых построек было запрещено сажать деревья. Во- первых, это разрушает фунда­мент, а во-вторых, закрывает панораму города. Всё тот же Бо­гоявленский собор от начала Ростовской должен быть виден, а у нас его закрывают деревья. Правда, недавно «почистили» перед собором треугольники, сделав газоны и цветники – уже хорошо, но его всё равно плохо видно. И я хочу как-то добиться, чтобы эти деревья на Ростовской пусть не срубить, но сделать ниже. Пусть это будут «зонтики» от солнца для людей, но не выше пяти метров. На старой фотогра­фии, посмотрите, нет деревьев, и мы эту панораму видим. А вот на набережной не надо было их спиливать. Старым ивам ниче­го бы не сделалось, даже если они внутри пустотелые. Они укрепляли корнями весь склон. Сейчас весь берег сыплется. Это ненормально. Раньше набереж­ная была такая живописная, а сейчас она лысая. Деревья надо убирать только там, где храмы стоят. Кустарники и деревья в Угличе надо сажать с умом.

Каждый рисунок, сделанный по старой фотографии, вызывал или бурю восторга его созда­тельницы, или в ходе беседы обращал к воспоминаниям либо рассуждениям по поводу сохран­ности творений древних зодчих. Вот, к примеру, Воскресенский монастырь – дивной красоты украшение Углича. Елена Ко­раблёва убеждает – пора его спасать: рядом грунтовые воды, и надо обязательно делать их отвод, иначе со временем всё раз­рушится. Да и в целом в Угличе даже ливневая канализация оставляет желать лучшего, по­тому что передавлены водные артерии малых речек и ручьёв. Подтопления – беда для старых зданий.

– Знаете, что меня ещё в Угличе поражает? Как можно тротуар делать ниже газона? С тротуара вода должна течь в газон: в траву, в деревья, в кустарники. У нас – наоборот. У нас вода в дождли­вый день стоит на тротуарах, как в корыте. А деревья сохнут. Я первый раз в России видела правильный тротуар в Суздали. Там он был горочкой сделан и даже в дождь сухой.

Профессиональный взгляд на всё, что окружает, а может быть, взгляд просто неравнодушного человека Елены Кораблёвой заинтересовал городское со­общество, и её пригласили в Градостроительный совет. Ну, а что же рисунки с фотографий старого Углича, какова их даль­нейшая судьба? Е.К. Кораблёва мечтает издать альбом. Рисунки в нём должны быть формата А4, чтобы их можно было рассма­тривать и маленькому ребёнку, и взрослому человеку.

Нина БЛОХИНА

Фото автора

«Угличанин» №13 (517) от 05.04.2017 года

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить