Самые новые шаблоны Joomla на нашем сайте.
Красивые Шаблоны Joomla 2.5
Игровые шаблоны DLE
Самая быстрая Диета

Валентина Алексеевна Сергеева с дочкой Юлей второй родиной считают УгличРаньше из окон их кварти­ры в Грозном были видны Кавказские горы, сейчас – панорама на Волгу. Волну мигрантов они пополнили, когда в Чечне была война. Углич эта семья теперь на­зывает своей родиной, по­скольку здесь у них появились внуки и правнуки и, самое главное, уверенность в за­втрашнем дне.

В СУДЕ

В просторном коридоре Углич­ского районного суда в ожи­дании слушания всего двое: девушка лет 20-ти и худенькая седовласая пожилая женщина. Понимаю, что именно послед­няя из них и сделала звонок в редакцию «Угличанина». Знакомимся уже не заочно. Валентина Алексеевна Сергее­ва перебирает в руках бумаги, показывает повестку, подпи­санную судьёй Н.А. Грачёвой, которой её в качестве свидетеля вызвали для допроса по граж­данскому делу по иску Депар­тамента жилищной политики города Грозного.

Бабушка, да не волнуйся ты так. Всё будет хорошо, – успо­каивает Валентину Алексеевну внучка Дина.

Но у той тревога в глазах, ведь в памяти всколыхнулись собы­тия почти 20-летней давности. Пережив первую чеченскую войну, которая, напомним, длилась с 1994 по 1996 годы, они бежали в Россию, в Углич, бросив в самом центре Грозно­го трёхкомнатную квартиру. Лишь бы спастись! И их квар­тиру на улице Ленина (ныне Кадырова), видимо, кто-то за­нял незаконным образом.

– Подтверждаете ли факт продажи квартиры в Грозном? – задаёт вопрос судья.

– Не продавала.

– Уполномачивали ли кого-то по доверенности сделать это?

– Доверенность не давала.

Грозный времён войны 1994-96 гг.Далее выясняется, что семья Сергеевых, в которой, кроме неё и мужа, были ещё две до­чери, квартиру получила в 1976 году по ордеру, а потом, когда началась приватиза­ция, они оформили её, как это сделало большинство. По приезду в Углич в 1998 году Сергеевы сразу обратились в миграционную службу как пострадавшие в результате раз­решения кризиса в Чеченской Республике и покинувшие её безвозвратно. Валентина Алек­сеевна подтвердила сказанное документом – распиской, за­веренной печатью Угличского миграционного отделения и другими документами, добавив, что компенсацию в результате они получили в размере 49 ты­сяч 300 рублей.

Через 15 минут, получив ис­черпывающие ответы, судья объявила о завершении за­седания. У меня же, наоборот, возникло желание побольше расспросить вынужденных мигрантов о том, как складыва­лась их судьба в Угличе. И мы договорились о новой встрече.

УГЛИЧ КАК УБЕЖИЩЕ

Денег у Сергеевых тогда хвати­ло лишь на покупку квартиры на первом этаже в старом двух­этажном доме XIX века по­стройки. В конце 90-х это был вполне приличный вариант (сегодня на такие деньги можно купить лишь большой телеви­зор). За водой им приходилось ходить на колонку, отапливали квартиру печкой. Так что семье сразу пришлось запастись дро­вами. Но они это уже не считали большими тяготами, поскольку рядом не рвались снаряды, и, выходя из дома, они знали, что вернутся назад.

Сегодня в этом доме уже есть водопровод и газопровод. Со­лидный котёл «BAXSI» обе­спечивает жильцов не только теплом, но и горячей водой. Ванна и канализация свиде­тельствуют о том, что пришла- таки и сюда цивилизация.

А вот почему для постоянно­го места жительства выбрали именно Углич, непонятно.

– Да всё просто. Младшая доч­ка Галя ещё в 90-м году уехала в Углич по оргнабору на часо­вой завод. Здесь вышла замуж, родила двух мальчишек, – объ­ясняет Валентина Алексеевна. – Так что куда ехать, вопрос не стоял. К тому же она нам обе­спечивала прописку, что тоже немаловажно при миграции.

40 лет В.А. Сергеева прожила в Чечне и вот уже без малого 20 – в Угличе.

– Знаете, когда я, молодой экономист, приехала по на­правлению в Ачхой-Мартан после техникума, потом вышла замуж (муж работал в геоло­горазведке), мы переехали в Грозный и помыслить не могли, что там случится война. Ото­всюду народ приезжал, из всех бывших республик Советского Союза. Город строили, заводы, фабрики. Детей растили. Лю­бовались кавказскими горами. Из окон нашего дома было вид­но кафе «Минутка», которое проходило потом по военным сводкам...

О том, что происходило в годы войны в Грозном, вспоминает так, словно всё переживает опять. Рассказывает о том, как прятались в подвалах во время бомбёжек, как готовили еду на костре, получали гуманитар­ную помощь, которая помогала выжить, поскольку денег не было, пенсию не выплачивали по полгода. Они видели своими глазами боевиков, когда ходили за водой к железнодорожному вокзалу, и матерей, которые приезжали из России за телами своих сыновей. Во время войны у Валентины Алексеевны в центральном роддоме Грозного родилась внучка Дина. Все вме­сте они успели покреститься в церкви Архистратига Михаила (во время второй чеченской войны 1999-2002 годов её раз­бомбили).

– Молились мы часто, – под­ключается к разговору старшая дочь Юлия, мама Дины. – Я и здесь, в Угличе, постоянно хожу в церковь.

НЕЗРИМАЯ СВЯЗЬ ПОКОЛЕНИЙ

Отец Валентины Алексеевны не вернулся домой с Великой Отечественной войны. Её мама, Елизавета Ивановна, растила троих детей одна. Свои послед­ние годы жизни она прожила в Грозном у дочери, всё время вздыхая: «Только бы не было войны», словно предвидя, что там такое произойдёт. В земле Кавказа остался и муж Виктор Борисович. Родиной для её внуков Александра и Виктора, правнуков Миши и Ярослава стал Углич. Внуки уже отслу­жили в армии, но Александр решил пойти опять, уже по контракту. Их отец (супруг Галины) родом из бывшей Вос­точной Украины. И, наблюдая за новостями по телевизору, се­мья сегодня опять переживает.

Нина БЛОХИНА

Фото автора

В среднем за год в Угличский район прибы­вает более тысячи человек. В большинстве своём это жители других регионов России. Примерно пятую часть в общем потоке пере­селенцев составляют международные ми­гранты, в том числе из стран СНГ. По данным Ярославльстата, к примеру, в 2015 году в УМР прибыло 1457 человек (707 мужчин и 750 женщин). Из них 1162 – совершили пере­езд в пределах России, 295 – международная миграция (страны СНГ – 279, из других за­рубежных стран – 16). Любопытно, что если раньше это были в основном жители сель­ской местности, то сейчас преимущественно – городские. Абсолютное большинство ми­грантов, прибывающих в Углич, – в трудоспо­собном возрасте.

«Угличанин» №7 (511) от 22.02.2017 года

Stroysam
sadiogorod.net