Самые новые шаблоны Joomla на нашем сайте.
Красивые Шаблоны Joomla 2.5
Игровые шаблоны DLE
Самая быстрая Диета

Вид Московской улицы как пример регулярной застройки Углича в XIX векеУглич – один из наиболее из­вестных и посещаемых ту­ристами провинциальных городов. Многочисленных гостей города неизменно при­влекают не только удобное расположение на берегах Волги, но и древняя история, многочисленные достоприме­чательности. Не последнее, а, возможно, и первое место в этом списке занимает архи­тектурная среда, формирую­щая облик города, только ему присущий индивидуальный своеобразный колорит. Не вызывает сомнений, что при­нимающий многочисленных туристов исторический город должен уделять особое внима­ние сохранению сложившегося облика.

В предлагаемом читате­лям коротком очерке постараемся устано­вить, как формиро­валась архитектурная среда в разные периоды истории, какие проблемы ей угрожают в наше время.

Как известно, на протяжении длительного времени облик города складывался стихийно, в силу практических потребно­стей. В соответствии с рельефом местности, расположением дорог прокладывались средневековые улицы, на основе начал природ­ной живописности строились храмы и лучшие дома. Традиции и чуткое понимание прекрасного формировали в тот период гармо­ничный облик города. Но было и немало проблем – скученная тесная средневековая застрой­ка, сколь рациональной она ни была, вызывала опасность по­жаров, нередко опустошавших город.

Со второй половины XVIII века правительством предпри­нимаются решительные меры по упорядочению облика горо­дов, выразившиеся в создании генеральных планов. Таковой план был дан и Угличу, 13 авгу­ста 1784 года собственноручно подписанный императрицей Екатериной II, реализованный на протяжении нескольких по­следующих десятилетий. План дал городу широкие прямые улицы, площади, чёткие кварта­лы, единообразную застройку по образцовым проектам.

В наше время вокруг первого генерального плана и связанных с ним градостроительных норм создано немало мифов. Нередко приходится слышать об особом пристрастии к расположению зданий, чутком внимании стро­ителей к особенностям мест, намеренном уменьшении вы­соты домов около церквей. В действительности всё было про­ще и вместе с тем рациональнее. Чёткая регулярная среда фор­мировалась за счёт стандартных размеров земельных участков в кварталах, равных расстояний между домами, расположения их по линии улиц, использования образцовых проектов. Напри­мер, в экспликации к генераль­ному плану Углича говорилось следующее:

Подборка «примерных» проектов аритектора И. Лема, частично они были приложены генеральному плану Углича 1784 года«Партикулярныя каменныя домы могут строить против вновь строющихся городов по пред­ставляемым при сем пример­ным фасадам под № 1-м, 2-м и 3-м, какие в которых кварталах Господин Генерал Губернатор по состоянию тамошних граж­дан назначит, а купеческия с лавками домы по фасаде под № 6-м: по желанию ж хозяев дозволить строить и выше сих фасад наилутчим украшением… Деревянныя домы… строить по фасадам под № 3-м, 4-м и 5-м: на каменных жилых погребах, на каменных фундаментах и без каменных фундаментов, кто как пожелает, но чтоб всякое деревянное одно от другова не ближе было пяти сажен, не выше шести аршин, и не больше каж­дой деревянной корпус строить двенатцати сажен».

В более позднее время, учиты­вая сложность использования малообеспеченными горожа­нами образцовых проектов, вводились дополнительные пра­вила, определявшие размеры, пропорции окон, простенков, высоту верхних перемычек. Вводились правила и для менее важных случаев. Например, указ императора Александра I от 13 декабря 1817 года определял:

«41. Незастроенные места ого­раживать забором, а бедным жителям позволяется обносить их и частоколом, обрубая верхи оного ровно.

45. Запрещается пестрить домы краскою, как, например, видел я черные ставни и двери на вы­беленных домах.

46. Вообще дозволять красить домы нижеследующими только цветами, белым, палевым, блед­но-желтым, светло-серым, ди­ким, бледно-розовым, сибиркою, но с большею примесью белой краски и желто-серым. От Ми­нистерства полиции доставлены будут в губернии дощечки, сими красками выкрашенные, для показания настоящих цветов».

На основе таких несложных правил и формировалась архи­тектурная среда городов, являю­щаяся одной из важнейших со­ставляющих нашего культурного наследия.

После завершения имперского периода судьба наследия скла­дывалась по-разному. Хорошо известно, что в 1920-30-х годах были разрушены многие храмы и другие важные здания, опре­делявшие облик Углича. Мож­но вспомнить Филипповскую, Успенскую церкви и торговые ряды, с утратой которых центр города превратился в жалкий пустырь. Но при этом на протя­жении ХХ века общие принци­пы застройки сохранялись, что объяснялось и наличием архи­тектурного надзора, и заложен­ными прочными традициями. В наше время всеобщих свобод, к сожалению, очень многое от­дано на волю жителей, многие из которых, как представляется, не осознают наличия городской архитектурной среды и опреде­ляемых ею условий.

Все чаще приходится видеть снос старинных зданий, возве­дённых в XIX веке по лучшим градостроительным правилам. Конечно, многие из них имеют значительный износ, но взамен их возводятся особняки самых разнообразных форм и стилей, словно сошедшие с журнальных картинок или позаимствованные из западных фильмов. Еди­ничные вторжения в структуру улиц безболезненны, но трудно представить, каким в будущем будет город, целиком состоящий из таких особняков, лишенных архитектурного единства и ка­ких-либо местных традиций.

Конечно, ныне неприменимо на практике существовавшее с петровского времени неукосни­тельное правило ставить дома по лицу улиц, но несомненен факт, что произвольно возводимые во дворах современные дома актив­но способствуют разрушению единой архитектурной среды.

Характерной чертой современ­ного строительства стало ещё одно явление, превратившееся в настоящее бедствие. Начиная с 1990-х годов многие хозяева пригораживают к своим участ­кам территорию тротуаров, где таковые фактически отсутству­ют. Нередко можно видеть, что заборы и ворота ставятся не по линиям кварталов, а волнами и выступами. Особенно негатив­ные изменения произведены в середине улицы Шаркова, где выступами и перестановкой за­боров улица заужена почти на два метра.

Застраиваются не только тро­туары, но и прежние церков­ные площади, которые, кстати сказать, являются средневе­ковыми кладбищами. Древ­няя Петуховская площадь на перекрёстке улиц Нариманова и Пролетарской не только ли­шилась храма и древнего камня, но ныне полностью поглощена застройкой. Разбита на участки и частично застроена Васильев­ская площадь (перекрёсток улиц Гражданской и Шаркова). К счастью, в начале 2000-х годов общественностью города было предотвращено строительство магазина на Пятницкой (Совет­ской) площади и вышки сотовой связи на Крестовоздвиженской площади, но фундаменты оста­лись.

Вызывает опасения всё более прогрессирующая перестройка рядовых частных домов. На место резных наличников, фрон­тонов и светелок приходят пла­стиковые окна, сайдинг и ман­сардные крыши разнообразных форм. Если в прошлом те самые дома строились по образцовым проектам, в рамках многолетнего опыта и традиций, то ныне из со­ображений удобства внедряются самые нелепые и кустарные фор­мы, не имеющие ни малейшей связи с архитектурой.

К сожалению, всё в большей и большей степени характерной чертой облика нашего города ста­новится архитектурная какофо­ния, повсеместно поглощающая правильную градостроительную среду. Разумные компромиссы, хотя бы рекомендательный над­зор могли бы спасти Углич от полной утраты исторического облика.

Евгений ЛИУКОНЕН

«Угличанин» №32 (485) от 17.08.2016 года

Stroysam
sadiogorod.net