Самые новые шаблоны Joomla на нашем сайте.
Красивые Шаблоны Joomla 2.5
Игровые шаблоны DLE
Самая быстрая Диета

Книга землиДве интересных, но печальных темы в «Угличанине» затронули заозерские краеведы Сергей Антипаев и Николай Трутнев. О старинных местных названиях и редкостных деревьях-долгожителях. И то, и другое сколь трогательно, столь и нерадостно (статья «Восемь вязов», газета «Угличанин» № 27(180) от 11 июля 2018 года).

Начнём с названий. Когда-то их было великое множество – каждый пахотный холм, каждая сенокосная пустынька и даже каждая маленькая кладиночка через ручей имели свои «имена». И заозерцы в своей статье приводят яркие их примеры. Всё верно, русские крестьяне издревле осваивавшие и обустраивавшие наши пространства, были скромными, но замечательными словотворцами. И они не терпели безымянности мест, «куда ходили их топор, коса и соха» (древнее официально принятое красивое выражение). Для них вся ширь пашен, лугов и лесов цвела самобытными и неповторимыми названиями. И эти «имена» не только рождались и множились, но и бесстрашно шли сквозь десятилетия и столетия, твёрдо сохраняясь в народной памяти.

Книга земли – так называли учёные-языковеды этот неисчислимый сонм народных названий, и явившаяся, наконец, для его изучения прикладная наука (топонимика) пыталась осмыслить их происхождение, эволюцию или, по крайней мере, посильно их сохранить. Топонимика знала свои хорошие времена и даже яркие расцветания. Мне самому ещё в молодости не раз случалось участвовать в ярославских областных симпозиумах топонимистов. Проходили они в педагогическом институте, где стараниями замечательного языковеда профессора Г.Г. Мельниченко был создан диалектологический кабинет.

Сам профессор и его ученица О.Н. Соцкова много внимания уделяли не только общеязыковым речевым примечательностям, но, в частности, и говорам угличско-мышкинского Верхневолжья. Этому были посвящены их весьма достойные научные работы, в которых топонимика имела немалое отражение.

И на симпозиумах, и в тогдашних научных работах наших топонимистов, и в наших скромных исканиях часто всё начиналось от средневековых «Угличских актов». Они, если иметь в виду массовость письменных свидетельств, являются первым замечательно полным сводом сведений о местных названиях.

С чего мы, мышкинские краеведы, ещё с пятидесятых годов так пристально обращались к угличским актовым материалам? А с того, что большая часть будущего Мышкинского уезда в средние века входила в древний Угличский уезд и ещё раньше – в Угличское княжество. (Лишь береговая полоса от деревни Оленино до деревни Горка, возглавляемая Мышкиным, всегда относилась к Верховскому стану Ярославского уезда). А потому без первоначальной угличской документальной базы на большей части мышкинского края нам и сейчас никак не обойтись. И сегодня краеведы наших левобережных Мартынова, Рождествена, Богородского и иных мест, а также правобережной Учмы часто обращаются к стародавним угличским текстам. Для местных топонимистов они являются некой необходимой «настольной книгой». Изучая её актовые тексты, мы часто видим замечательные случаи сохранения древних именований, из глубины веков дошедших до 50-60-х годов ХХ столетия. Конечно, мир названий – это отнюдь не некая речевая «окаменелость», он всё время пополнялся и обогащался. Это свойственно каждой исторической похе. Вот ряд примеров из мира местных названий нашей дальней богородской округи, некогда входившей в Угличский средневековый уезд и Угличское княжество.

Река Ёлда (иногда в тех документах – Ельца), давшая имя целому Елоцкому стану – это имя ещё дославянское, явно угро-финское, навсегда сохранившееся в народной речи. Древний речевой реликт…

Покойники – пахотный холм у реки Корожечны, где распашка открыла громадный странный некрополь позабытых лет. Население всегда относило происхождение и некрополя, и самого названия к временам татарского нашествия. (Как и название соседнего потока – Кровавый ручей).

Паисьев колодчик – это название, идущее из XV века. Так именуют родничок в местности, признаваемой родиной святого Паисия Угличского.

Француз – это пахотный холм, чьё название живёт с 1812 года. Здесь обрёл своё погребение французский солдат, один из многочисленных пленных, бесславно закончивших свой путь по России. (Смертность среди пленных была громадная).

Трёхгектарный холм – это уже наследие советской колхозной эпохи. И это одно из последних серьёзных пополнений небогатого собрания топонимов той округи.

Этими примерами мы хотели сказать о том, что великая Книга земли долгие столетия жила, обогащалась и пополнялась. Но мы неслучайно употребили эти глаголы в прошедшем времени. Мы полагаем, что её создание почти закончилось, и сейчас она быстро отступает в небытие. Меркнет, гаснет, забывается, умирает. Ведь она всегда была в основном лишь устно хранимой. Топонимистам всех времён удалось положить на бумагу только весьма немногую часть образцов народного имятворчества.

Главным и едва ли не единственным её хранителем было крестьянство. А начиная с 1929 года, с первого этапа принудительной коллективизации, началось опустынивание наших сельских территорий, ликвидация крестьянского сословия. Число хранителей названий неуклонно сокращалось, исчезали деревни, приходы, колхозы, целые сельсоветы. Например, именно так исчезли сперва Паисьевский приход, а потом и целый Климовский сельсовет.

И в прошлом году, в очередной раз работая с «Угличскими актами», мы попытались определить местонахождение десятка тамошних богородских древних мест. Мы обратились к богородскому краеведу Лидии Александровне Смирновой. Она коренная жительница, учительница истории здешней восьмилетней школы (уже закрытой теперь), староста храма в Большом Богородском, автор двух очень достойных книг о тех местах («Кожино и кожинские» и «Святыням Паисьева края»). Кому как не ей лучше знать богородские страницы Книги земли?

Лидия Александровна очень ответственно отнеслась к нашим вопросам и не ограничилась собственными познаниями, а обратилась ко всем самого почтенного возраста старожилам. И даже отыскала всех далеко уехавших из родной местности.

Увы, её старательный поиск дал лишь половину желаемых ответов. Уже не удерживает народная память всего того, что прежде переходило от поколения к поколению издревле и до ХХ века.

Второй раз мы обратились к нашим богородским друзьям за помощью в уточнении расположения дворянских усадеб XIX – начала XX столетий. Это было нужно создателям ярославского свода сведений об усадьбах. Казалось бы, указанный период не столь уж отдалёнен, но даже и в этом случае часть вопросов осталась безответной. То есть некому было ответить, целые обширные местности полностью утратили своё население, а, стало быть, и носителей Памяти.

Правда, удачные случаи иногда бывают. В нашем мышкинском краеведческом журнале «Мышкинская лоция» мы временами помещаем тексты средневековых актов в желании познакомить с ними земляков и в надежде на их помогательные отклики. И вот нынче мы публиковали материалы земельных документов, говорящих, в частности, о границах владений князей Юхоцких и Учемской Кассиановой пустыни. И – удача! Опытный охотник, заволжский уроженец Е.А. Зеленков помог «привязать» к местности некоторые тамошние названия. Но такое, к сожалению, бывает весьма редко.

В нашей краеведческой деятельности был период внимательного интереса к местным названиям. Мы старались их собирать и «привязывать» к местности. Но время неумолимо и даже в самом нашем городе Мышкине мы не раз имели нерадостные случаи. Вот два примера: если мы сразу отыскали место былой улицы Графской, то где был Царский переулок, до сих пор не знаем.

Мы попытались опереться на помощь юных краеведов – школьников. И мы просили учителей, отвечающих за краеведение, обратить внимание на сбор топонимов. Те, конечно, по-доброму откликнулись, но успехи наших друзей оказались совсем небольшими, и перед ними вставала та же самая нерадостность, что и перед нами, – отсутствие населения, то есть носителей устной памяти. (Ведь если в Мышкинском уезде когда-то жило до 115 и даже до 125 тысяч человек, то сейчас вместе с городом Мышкиным район имеет едва десять тысяч. Как же тут не угаснуть тихому шёпоту Книги земли?)

Но, наверное, всё же правы заозерские краеведы – нам всем нужно проявить большую и постоянную внимательность: а вдруг в речи земляков и проблеснёт драгоценной золотинкой чуть не совсем позабытое имечко?!

Владимир ГРЕЧУХИН, член-корреспондент Петровской академии наук и искусства, г. Мышкин

«Угличанин» №31 (586) от 08.08.2018 года

Stroysam
sadiogorod.net